Аварцы

Ава́рцы (самоназвание — аварал, ма’арулал)— крупнейший народ современного Дагестана.

Населяют бо́льшую часть горной части Дагестана, а отчасти и равнины (Буйнакский, Хасавъюртовский и др. районы). Помимо Дагестана, проживают в Чечне, Калмыкии и других субъектах РФ, а также в Азербайджане (главным образом, Белоканский и Закатальский районы), Грузии (кварельские аварцы) и Турции. За пределами России наиболее многочисленой аварской диаспорой является диаспора в Турции (примерно 20 поселений). Исконная область расселения аварцев в Дагестане — бассейны рек Аварское и Андийское Койсу, Каракойсу.

Численность (2002) — около 800 тыс. чел, из них 757 тыс. в России (свыше 700 тыс. — в Дагестане). (270 тыс. в 1959 г., 540 тыс. в 1989 г.). Аварцами ассимилированы многие родственные им по языку народы (арчинцы, андо-цезские народы). В городах проживает лишь 32 % аварцев (2001).


Содержание

Язык

Язык — аварский относится к нахско-дагестанской группе северокавказской семьи, имеет диалекты, подразделяющиеся на северную и южную группы (наречия), что отчасти отражает былое деление Аварии на Хунзахское ханство и "Вольные общества". В первую включают салатавский, хунзахский и восточный, во вторую — гидский, анцухский, закатальский, карахский, андалальский, кахибский и кусурский; промежуточное положение занимает батлухский диалект. Между отдельными диалектами и диалектными группами в целом отмечаются фонетические, морфологические и лексические различия.

В отечественной лингвистике существует устоявшаяся точка зрения, разделяемая и некоторыми зарубежными учёными, согласно которой северокавказская семья родственна енисейским и сино-тибетским языкам. Аварский (вместе с другими языками нахско-дагестанской группы) по Дьяконову И.М., является живым продолжением древнего алародийского языкового мира, куда входили и такие, ныне мёртвые языки как кавказско-албанский (агванский), хурритский, урартский, кутийский.

В пределах России среди аварцев широко распространён русский язык (к началу XXI века русским языком владели более 60 % дагестанских аварцев). Аварцы Хасавюртовского и Буйнакского районов Дагестана, как правило, свободно изъясняются на кумыкском языке. Умение говорить и понимать по-тюркски среди аварцев прослеживается, отчасти, и за пределами этих районов, так как тюркский язык в равнинном Дагестане на протяжении многих веков выступал в роли языка-макропосредника. Этнические аварцы, проживающие в Турции и Азербайджане владеют, соответственно, — турецким и азербайджанским на уровне родного.

Письменность до 1927 на основе арабской графики, в 1927 по 1938латиницы, с 1938 — кириллицы. На территории Дагестана школьное обучение среди аварцев до третьего класса ведётся на родном языке, затем — на русском. Но это касается только сельских школ с мононациональным населением, в городах же преподавание родных языков de facto запрещено. Ни один из языков народов Дагестана не имеет статуса «официального» в РФ, что способствует в условиях дагестанской полиэтничности ускоренной ассимиляции (русификации) вплоть до полной потери национальной самобытности.

Религия

Верующие аварцы — премущественно мусульмане-сунниты шафиитского толка. Однако, как известно из многочисленных источников, аварское государство Сарир (VI—XIII вв.) было преимущественно христианским (православным). В горах Аварии до сих пор сохранились развалины христианских храмов и часовень. Наиболее известной христианской достопримечательностью является храм в селе Датуна (Шамильский район), возведённый в X в. Вблизи сёл Урада, Тидиб, Хунзах, Галла, Тинди, Кванада, Ругуджа и др. археологами обнаружены типично христианские могильники VIII—X вв. Начав в середине VII в. первые шаги на территории Дагестана, в районе Дербента, исламская религия медленно, но систематически расширяла ареал своего влияния, охватывая одно владение за другим, пока не проникла в XV в. в самые отдалённые районы Дагестана. Согласно историческим преданиям, какая-то незначительная часть аварцев до обращения в ислам исповедовала иудаизм. Упоминается также некий Žuhut-khan (то есть "еврейский хан"), правивший якобы в Анди. Дагестанские учёные расценивают эти смутные и отрывочные сведения как отголоски воспоминаний о длительных контактах с хазарами. Среди образцов резьбы по камню в Аварии можно изредка встретить "звёзды Давида", что однако не может служить доказательством в пользу того, что упомянутые изображения делали именно иудаисты.

Происхождение и история

Хунз — кавказские хуны «Земли Трона»

Возможно, одними из предков аварцев были, проживавшие в античную эпоху на территории современного Дагестана, в том числе и там, где в средневековый период локализована Авария, племена сильвов и андаков. По, крайней мере, именно эти этнонимы наиболее корректно передают названия позднейших аварских родоплеменных группировок и политических объединений. В литературе встречается также мнение о том, что аварцы произошли от легов, гелов и каспиев, однако эти утверждения носят умозрительный характер. Ни в аварском языке, ни в аварской топонимике нет никаких лексем, которые можно было увязать с легами, гелами или каспиями, а сами аварцы никогда не идентифицировали себя с перечисленными племенами. Что же касается, например, слова «лег», то в аварском языке это обозначение «зависимого, рабского сословия» (лагъ — «раб, холоп»). Кроме того, у легов есть прямые потомки — лакцы Дагестана. Каспии же, согласно античным источникам, жили не в горах, а на побережье Каспия. Вместе с тем, на протяжении всей истории аварского народа, его политическим, духовно-культурным центром была территория нынешнего Хунзахского района, с одноимённым населённым пунктом, который переводится с аварского как «у хунов». Хунзах — столица «земли трона» («ард ас-сарир») и «провинции Авар» («вилайат Авар») средневековых источников.

В VI веке через Северный Кавказ в Европу вторглись авары («вархуны») — кочевой народ из Центральной Азии, вероятно — протомонголо-восточноиранского происхождения, объединившим вокруг себя на раннем этапе и какое-то количество так называемых «сино-кавказоязычных» этнических групп, хотя полного единства по вопросу их этногенеза не существует. По-видимому, какая-то их часть, осев в Дагестане, дала начало государству Сарир или же внесла свой существенный вклад в его усиление. К сторонникам этой «инфильтрационной» точки зрения на аварский этногенез и складывание государственности принадлежат: Й. Маркварт, О. Прицак, В. Ф. Минорский, В. М. Бейлис, М. Г. Магомедов, Т. М. Айтберов. Последний считает, что пришлый этнический элемент способствовал реорганизации и консолидации аварского народа не только силой оружия: «Есть основания полагать, что правители доисламского "Авара", располагавшегося в дагестанских горах, опираясь, видимо, на свои познания, идущие из Азии, поняли значимость единого языка в пределах государственного образования, претендующего на многовековое существование, и, причём, языка специфического, достаточно обособленного от речи соседей. Затрачивая определённые и немалые средства, правители способствовали его формированию и развитию — как минимум в пределах Сулакского бассейна. Небезынтересно в данной связи, что, раннесредневековая христианская пропаганда на указанной территории, успешно проводившаяся аппаратом каталикоса Грузии, шла также на едином для всех аварцев языке. Позднее, в XII веке, арабо-мусульманский разведчик ал-Гардизи отметил, что в южном Дагестане и в традиционно даргинской зоне современная ему культура развивается на нескольких близкородственных языках, а в аваро-андо-цезских горах, где местные наречия были и есть — на одном только аварском. В этом обстоятельстве нам видится прямой результат целенаправленной языковой политики аварских владык».

Не видит каких-либо серьёзных причин для сомнений в правоте сторонников инфильтрационной точки зрения и лингвист Харальд Хаарманн, также увязывающий дагестанский этноним «авар» с наследием евразийских аваров~вархонитов. Венгерский археолог и историк Иштван Эрдей (в литературе на русском языке распространены ошибочные транскрипции — «Эрдели», «Эрдейи»), хотя и подходит к этой теме крайне осторожно, но всё же не отрицает возможность наличия связи между евразийскими аварами и кавказскими аварцами: «...По сведениям древних авторов, среди правителей аварцев Серира (древнее название Дагестана) был один по имени Авар. Быть может, кочевники авары, продвигаясь на запад, временно останавливались в степях Северного Дагестана и политически подчинили или сделали своим союзником Серир, столица которого до IX в. находилась в с. Тануси (недалеко от современного с. Хунзах)». Схожую позицию занимает дагестанский историк Мамайхан Агларов.

Антропология

Согласно Гаджиеву А. Г. для большей части аваро-андо-цезов характерен западный вариант кавкасионского антропологического типа балкано-кавказской (памиро-альпийской) расы. Отличительными особенностями западно-кавкасионского варианта являются: большая длина тела, лицо широкое, высокое и среднепрофилированное, высота носа большая при малой ширине, преобладают выпуклые формы профиля спинки носа, кончик носа и основание представлены преимущественно опушенным вариантом. Волосы преимущественно темно-каштановые, встречается небольшая примесь темно-русых и рыжих волос. В цвете глазной радужины преобладают смешанные оттенки. Отмечается значительный процент светлых глаз. Кожа очень светлая. Данные возрастной антропологии фиксируют наличие у аваро-андо-цезской популяции в детстве более высокого процента наличия каштановых, рыжих и русых волос, чем в юношеском возрасте.

Кавкасионский тип некоторые ученые считают конечным результатом трансформации каспийского типа в условиях высокогорной изоляции. По их мнению, формирование кавкасионского типа в Дагестане относится к XIV веку до н.э. Рассматривая проблему происхождения кавкасионского типа, академик В. П. Алексеев отметил: «Теоретические споры вокруг проблемы происхождения этого типа привели к более или менее однозначному решению вопроса и его древности: он формировался автохтонно в составе местного населения центрального предгорного Кавказского хребта не позже, чем в эпоху бронзы, а может быть, и в более раннее время». Однако существует и другая, — более обоснованная и распространённая точка зрения, согласно которой, каспийский антропологический тип не имеет прямого отношения к кавкасионскому, являясь несколько депигментированным в результате смешения с кавкасионцами ответвлением индо-памирской расы. Следует подчеркнуть, что в Дагестане, начиная с советского периода безраздельно господствует официальная идеологическая установка (напоминающая дагестанский вариант «югославизма»), сводящаяся к активной пропаганде «исключительной близости» (в заведомо преувеличиваемой форме) всех дагестанцев друг другу, что нередко служит удобным оправданием для подавления национальной самобытности и связанного с ней стремления к возрождению утерянной этногосударственности. Тот же Алексеев В. П., например, в 1974 году свидетельствовал: «Каспийская комбинация признаков ни у одного из дагестанских народов не выражена в чистом виде, можно говорить лишь о её более или менее заметной примеси, преимущественно в составе народов лезгинской группы и кумыков». По его мнению, — территория Дагестана не входила в зону формирования каспийской группы популяции; очевидно она распространилась с юга вдоль Каспийского побережья по равнинным и предгорным районам Дагестана и только по долинам Самура и Чирах-Чая представители этой группы проникли высоко в горы.

Дебец Г. Ф. засвидетельствовал сходство кавкасионского антропологического типа с древним населением Восточно-Европейской равнины и далее вплоть до Скандинавии, высказав при этом мысль о проникновении предков кавкасионского типа в области их современного расселения с севера.

О значении этнонима авар

Согласно Старостину С. А. , современное аварское обозначение «народа-войска» — «бо» реконструируется как *'war, что в свою очередь проливает свет на этимологию аварского реликтового микротопонима «Бохунзаа» (в с. Хотода Шамильского района), восходящего, с учётом фонетических законов аварского языка к сложению двух основ «' war» и «khunz» > 'Вархунзах «у вархунов» или «у народа-войска хунов». Этнический термин «авар» (ebher~abar~avhar~awar) передаёт идею «движения» (c широким диапазоном дополнительных смысловых нагрузок от «вольного образа жизни» до «потока», «натиска», «ярости»). По своей семантике он идентичен др.-германскому этнониму «вандал» (сравните немецкое wandeln ‘ходить, бродить’, wandern ‘странствовать’; при наличии в литовском vanduo ‘вода’, латинском vadum ‘брод, воды’, vadere ‘идти, устремляться’, др.-греческом hodos~udos ‘пол, низ’, авестийском vaidi ‘оросительный канал’, аварском 'ẅodo ‘пол, низ’, андалальском диалектном 'ẅandi ‘плач’, wende ‘идти’, даргинском udila ‘низ’, лезгинском yad ‘вода’ ): аварское awarag, «посланник, пророк, мессия» (с лакскими соответствиями в виде awara ban, ‘изобличать’, awarassa, ‘беспокойный’; при наличии в тохарском war ‘вода’, иранском ar~ir ‘река, поток’, аварском 'ẅor, даргинском waračan ‘река’, лезгинском ür ‘водоём’); иранское aware~awara, «скиталец, бродяга». В мифопоэтическом плане понятие «вода~низ» довольно часто оказывается в одной парадигме с 1. «родом, племенем»; 2. «яростью, исступлением» (то есть «силой низа, земли, родового начала»). Вандалы, длительное время жившие на реке Одер (< праиндоевропейское *ued-or «вода»; другое название Одера — Виадуа ) согласно «Истории лангобардов» Павла Диакона (VIII в.), считались «любимцами Одина». Само имя германо-скандинавского Одина~Водана — хозяина воинского рая (в генезисе — хтонического демона, покровителя воинских союзов и бога-шамана) — увязывается исследователями с др.-исландским oðr ‘исступление, поэзия’, готским woþs ‘неистовствующий’, латинским vates ‘пророк, прорицатель, поэт’, немецким Wut ‘ярость, бешенство’ (сюда же не только аварское 'ẅodi, андалальское диалектное 'ẅandi, ‘плач, рыдание’ с утерянной дополнительной семантикой «оплакивание умершего с распеванием песен или декламацией стихов, элегия», но и самоназвание андалальских аварцев 'ẅandalal, «блуждающие, безрассудные, неистовствующие»). Аварское awarag, «пророк, посланник, мессия», по-видимому, есть результат схожего семантического развития значения «исступление, поэзия, шаманский экстаз» (Геродот упоминает «скифскую» реку Оар, предположительно, — Волга; левый приток Урала известен как Орь, фонетически близкое название — Вар — носит и приток сибирской реки Урсул). Это тем более очевидно, если принять во внимание данные английского языка: wade ‘перебираться (вброд); набрасываться (на кого-л.), критиковать’, wander ‘бродить, странствовать, блуждать’ (др.- английское wæd ‘море’).

Кроме вархунов под именем «аваров» известны древнегерманские варинии~варны («auarpoi»), ираноязычные парфяне~апарны («обарены»). Из иранских языков этот термин попал и в некоторые тюркские языки, где он означает «скиталец, бродяга».

Айтберов Т. М. даёт следующее объяснение распространению этнонима «авар» в кавказоязычной среде: «Этноним „аварцы“ происходит от термина „авары“, употреблявшегося в средневековье для обозначения одной из центральноазиатских этнополитических общностей, которая известна была тем, что творчески усвоила достижения китайской цивилизации в сфере военного и государственного строительства. Авары применили названное здесь на практике и передали свои познания в VI в. древним тюркам. В ходе продвижения на западные земли авары... оставили часть своих воинов на Восточном Кавказе, в стратегически важных местах, расположенных в горной местности. Одним из таких мест, где расселились тогда аварские воины, было Хунзахское плато, в пределах которого проживало население, говорившее на наречиях, входивших в дагестанскую группу. Пришельцы полностью ассимилировались в языковом аспекте с древним местным населением и составили органическую часть дагестаноязычного населения Страны Гор».

Евразийско-аварский антропоним «Баян-хан», однозначно возводимый филологами к др.-монгольскому «бээн~баян» — «богатый», имеет также вполне корректную кавказско-аварскую этимологию: «беэн», «жирно, тучно» (сравните, в качестве иллюстрации к семантическому развитию, английское rich, «богатый, роскошный, насыщенный, густой»).

Ма'арулал

По мнению лингвиста-кавказоведа Микаилова К. Ш., отождествление этнического термина ма'арулал с аварским словом ме'ер «гора» не выдерживает критики и является ничем иным как плодом народной этимологии. Широко распространённое и безоговорочно воспринимаемое многими мнение о том, — пишет Казбек Микаилов, «что основа магIарулал происходит от аварского же мегIер „гора“, а магIарул-ал „аварцы“, мол, естественно, означает „горцы“, „жители гор“. Забывая, правда, при этом, что соседями аварцев-горцев являются такие же, как и они народы. Там и лакцы, и андийские и цезские народности, и арчинцы, и даргинцы. То есть все — горцы. Значит, признак проживания, обитания в горах для этого случая не является релевантным, выделяющим, противопоставляющим, важным». В свою очередь Абдуллаев И. Х., на основании детального структурно-морфологического анализа лакского этнонимического термина для аварцев — „ярусса“ приходит к увязке корневого элемента яр < *ял с понятием „верх, верхний“ именно в социальном значении, то есть «хунзахцев стали называть по правителемя („верховные“), резиденция которых была в Хунзахе, а возникшее местное название Ярттащи, появление которого связано с верховными правителями и их местопребыванием, с течением времени стало ассоциироваться с хунзахцами, их обществом и самим аулом. В дальнейшем появляется и параллельная, но более этнонимичная форма ярусса, перешедшая на всех аварцев». С ним поностью согласен историк Б. М. Атаев.

Продолжая эту же тему, исследователи сев.-кавказско-индоевропейских изоглосс высказывают серьёзное сомнение по поводу корректности тюркской этимологии элемента даг (dağ, дагъ) в названии «Дагестан». По их мнению, Даг-е-стан первоначально никак не был связан с тюркским (огузским) дагъ „гора“ и свидетельством тому следующие лексические соответствия: аварское тIох (t.oχ) 'крыша, матерчатый верх головного убора, вершина' (t.ałhi 'господство, верховенство'), чеченское тхов (tχov), цахурское даха (daχa) 'крыша'; сюда же — древнегреческое thakos 'трон, местопребывание, жилище', латинское tektum, немецкое Dach 'крыша', Dekke 'покрышка, покров, потолок', армянское tag венец, персидское tağ 'купол, свод', taχt 'трон'. Для вышеприведённых нахско-дагестанских лексем в кавказоведении существует их доказанная исконность, в связи с чем не может быть и речи о возможном их заимствовании из тюркских языков. Арабское средневековое обозначение Аварии также «Земля Трона», а вовсе не «Страна Гор».

Государственные образования

Территория, населённая аварцами называлась Сарир (Серир). Первые упоминания об этом владении относятся к VI в. На севере и северо-западе Сарир граничил с аланами и хазарами. Наличие общей границы между Сариром и Аланией подчёркивает и ал-Масуди. Сарир достиг наивысшего расцвета в XXI вв., являясь крупным политичеким образованием Северо-Восточного Кавказа. Его правители и основная часть населения в этот период исповедовали христианство. Арабский географ и путешественник Ибн Русте (X в.) сообщает, что царя Сарира зовут «Авар» (Auhar). С X в. прослеживаются тесные контакты Сарира с Аланией, сложившиеся, вероятно, на антихазарской почве. Между правителями двух стран был заключён договор, и они взаимно отдали друг за друга сестёр. С точки зрения мусульманской географии Сарир как христианское государство находился в орбите Византийской империи. Ал-Истахри сообщает: «…В государство Рум входят пределы… Рус, Сарир, Алан, Арман и все другие, кто исповедует христианство». Отношения Сарира с соседними исламскими эмиратами Дербентом и Ширваном были напряжёнными и с обеих сторон изобиловали частыми конфликтами. Однако, в конечном счёте, Сариру удалось нейтрализовать опасность исходившую оттуда и даже вмешиваться во внутренние дела Дербента, оказывая поддержку, по-своему усмотрению, той или иной оппозиции. К началу XII века Сарир в результате внутренних распрей, а также складывания широкого антихристианского фронта в Дагестане, повлекшего за собой экономичекую блокаду, распался, и христианство оказалось постепенно вытеснено исламом. Дошедшие до нас имена царей Сарира, как правило, — сирийско-иранского происхождения.

Территория Аварии в отличие от остального Дагестана не была затронута монгольским нашествием XIII века. В период первого похода монгольских отрядов во главе с Джебе и Субудаем на Дагестан (1222 г.) сарирцы приняли активное участие в борьбе против врага монголов хорезмшаха Джалал ад-Дина и его союзников — кыпчаков. События, связанные со вторым походом, происходили следуюшим образом: весной 1239 года от огромного войска, осаждавшего в предгорьях Центрального Кавказа аланскую столицу Магас, отделился сильный отряд под командованием Букдая. Пройдя Северный и Приморский Дагестан, он свернул в районе Дербента в горы и к осени дошёл до агульского села Рича. Оно было взято и уничтожено, о чём свидетельсвуют также эпиграфические памятники этого селения. Затем монголы прошли в земли лакцев и зимой 1240 г. овладели их главным опорным пунктом — селом Кумух. Далее, по сообщению Рашид-ад-Дина известно, что монголы дошли до «области Авир» — это Аварская земля. Однако каких-либо сведений о враждебных отношениях монголов Букдая по отношению к аварцам нет. По мнению современного исследователя Мурада Магомедова, правители Золотой Орды способствовали расширению границ Аварии, возложив на неё роль сборщика дани с многочисленных покорённых на Кавказе народов: «Изначально установившиеся мирные взаимоотношения между монголами и Аварией могут быть связаны и с исторической памятью монголов. Они, очевидно, имели информацию о воинственном Аварском каганате, сложившемся в IV в. на древней территории Монголии… Возможно, сознание единства прародины двух народов и определило лояльное отношение монголов к аварам, которых они могли воспринять как древних соплеменников, оказавшихся на Кавказе задолго до них… С покровительством монголов, очевидно, следует связывать и отмеченное в источниках резкое расширение границ государства и развитие хозяйственной деятельности в Аварии… Об этом можно судить и из сообщений Хамдуллы Казвини, который отмечает о довольно обширных размерах Аварии в начале XIV в. (протяжённостью якобы в один месяц пути), объединявшей равнинные и горные районы».

К 1404 году относится первое достоверное упоминание населения Нагорного Дагестана под названием «авары», оно принадлежит Иоанну де Галонифонтибусу, который писал, что на Кавказе живут «черкесы, леки, йассы, аланы, авары, казикумухи». В завещании нуцалхана (то есть «правителя») Аварского — Андуника, датированном 1485 годом, последний также использует этот термин, именуя себя «эмиром вилайата Авар».

В последующий период предки современных аварцев зафиксированы в составе Аварского и Мехтулинского ханств; некоторые объединённые сельские общины (так называемые «вольные общества») сохраняли демократический строй правления (наподобие древнегреческих полисов) и независимость. Как наиболее влиятельные «вольные общества» известны Андалал ('Ẅandalal) и Гидатль (Hid). При этом аварцы обладали единой правовой системой. Боевой дух и военная выучка представителей «вольных обществ» Аварии были традиционно очень высоки. Так, например, в сентябре 1741 г. на территории Андалала, им, несмотря на значительное численное и техническое превосходство противника, удалось нанести сокрушительное поражение иранскому завоевателю Надиршаху Афшару, не знавшему до столкновения с аварскими «джамаатами» (то есть «обществами») ни одной военной неудачи и находившегося в зените своего могущества. После боёв в Аймакинском ущелье, а также под сёлами Согратль, Чох и Обох, более чем 100-тысячная армия Надира — союзника России по антитурецкой коаллиции — поредела до 25—27 тысяч, с которыми персидский самодержец сначала ретировался в Дербент, а в феврале 1743 г. и вообще покинул пределы Дагестана. По признанию современника — русского резидента при персидском дворе И. Калушкина: «А ведь и десять персиян против одного лезгинца (то есть дагестанца) стоять неспособны».

Экспансия XVI—XVII вв.

XVI—XVII вв. характеризуются процессами усиления феодальных отношений в Аварском нуцальстве. В территориальном отношении оно было довольно обширным: южная граница проходила по реке Аварское Койсу, а северная доходила до реки Аргун. В этот период продолжалось интенсивное переселение аварцев в Джаро-Белоканы. Используя благоприятный момент ослабления, а затем и распад шамхальства, аварские ханы подчинили своей власти соседние сельские общины багвалинцев, чамалинцев, тиндинцев и других, за счёт которых значительно расширили свою территорию. Наибольших успехов в этом достиг Умма-хан Аварский (по-прозвищу «Бешеный»), правивший в 1774—1801 гг. При нём нуцальство расширило свои границы как за счёт подчинения аварских «вольных обществ», так и за счёт соседней чеченской территории (прежде всего общества Чеберлой). При правлении Умма-хана Аварскому ханству дань платили грузинский царь Ираклий II, дербентский, кубинский, шекинский, бакинский, ширванский ханы, а также вассал Турции — паша Ахалцихский. Во время военных действий союзные с хунзахским ханом общества обязаны были поставлять войско и обеспечивать его всем необходимым. Говоря о Умма-хане, Ковалевский С. С. отмечает, что он — человек больших предприятий, отважности и храбрости. Собственное его владение было небольшое, но влияние на окрестные народы «весьма сильное, так что он представляет собою как бы повелителя Дагестана». По свидетельству Я. Костенецкого, «Авария не только владела многими, теперь от неё уже зависимыми обществами, но и была единственной повелительницей в этой части гор, и от ханов её трепетали все соседи.

Вхождение в состав России

В 1803 г. Аварское ханство добровольно вошло в состав Российской империи. Однако, первоначально, царская администрация допустила целый ряд серьёзных ошибок и просчётов. Тяжёлые поборы и подати, экспроприяация земель, вырубка лесных угодий, строительство крепостей, повсеместные притеснения вызвали недовольство народа, прежде всего, его наиболее свободолюбивой и воинственной части,— «узденьства» (то есть «свободных общинников»), никогда прежде не живших под подобного рода правлением. Все сторонники России ими были объявлены «безбожниками» и «предателями», а царская администрация «проводниками рабского строя,—унизительного и оскорбительного для истинных мусульман». На этой социально-религиозной основе в начале 20-х годов XIX в. началось антицаристское движение горцев под лозунгами шариата и мюридизма. Руководителем его стал аварец — мулла Гази-Мухаммед из села Гимры. Он с небольшим отрядом своих приверженцев вводил шариат в аварских аулах, зачастую силой оружия. Организовав в начале 1831 г. укреплённый лагерь Чумгесген, Гази-Мухаммед совершил ряд походов против русских. В 1832 г. он совершил успешный рейд в сторону Чечни, в результате которого на его сторону перешла большая часть региона. Вскоре, во время сражения в своём родном селе, Гази-Мухаммед погиб.

Вторым имамом был избран Гамзат-бек из села Гоцатль, который в течении двух лет продолжал дело Гази-Мухаммеда — «газават» («священную войну»). В 1834 г. им была истреблена ханская династия, что вызвало гнев среди хунзахцев. После убийства ими Гамзат-бека имамом избрали Шамиля — ученика и сподвижника Гази-Мухаммеда, который возглавил национально-освободительное движение горцев в течение 25 лет. Все эти годы Шамиль оставался единоличным политическим, военным и духовным лидером не только Аварии, но и Чечни. Носил официальный титул — эмир. В 1842—1845 гг. на территории всей Аварии и Чечни Шамилём было создано военно-теократическое государство — имамат, со своей иерархией, внутренней и внешней политикой. Вся территория имамата была разделена на 50 наибств — военно-административные единицы, во главе которых стояли наибы, назначенные Шамилём. Исходя из опыта войны, Шамиль провёл военную реформу. Была проведена мобилизация среди мужского населения в возрасте от 15 до 50 лет, войско разбито на «тысячи», «сотни», «десятки». Ядро вооружённых сил составляла конница, включавшая гвардию «муртазеков». Было налажено изготовление артиллерийских орудий, пуль, пороха. Он имел звание маршала Османской империи, а в июле 1854 г. официально получил звание генералиссимуса. Долгая война разрушала хозяйство, приносила огромные людские и материальные потери, многие селения были разрушены и сожжены. Никакой реальной помощи от Османской империи Шамиль не имел. Дело доходило до того, что по тайному сговору с Россией, в Турции арестовывались те, кто готов был с оружием в руках отправиться на Кавказ к Шамилю в качестве добровольцев. В связи с этим, Шамиль неоднократно крайне негативно отзывался о султане Османской империи и его подданных. Он, ввиду относительной малочисленности аварского и чеченского народов, пытался обрести среди единоверных мусульман как можно больше союзников, но вовсе не горел желанием присоединяться к Турции.

Конец священной войны

Царизм же не преминул извлечь ошибки из своих неудач и в корне поменял тактику, временно отказавшись от политики жёсткого колониального гнёта. В таких условиях мюридистские лозунги о необходимости ведения „священной войны“ с Россией до последнего подростка, способного держать в руках оружие, не считаясь при этом ни с какими жертвами, ни с какими потерями, — стали восприниматься горцами как сумасбродные и гибельные. Авторитет Шамиля и его наибов стал таять. Шамилю нередко приходилось воевать не только с русскими, но и со своими „фрондёрами“. Так, часть аварцев (прежде всего,— хунзахцы и чохцы) сражалась на стороне России в подразделениях горской милиции и дагестанском конном полку. После капитуляции Шамиля все аварские земли были включены в состав Дагестанской области. В 1864 г. Аварское ханство ликвидировано, на его территории образован Аварский округ. Справедливости ради, следует отметить, что несмотря на жестокие, бесчеловечные методы царского коммандования, применявшиеся ими в ходе поддавления национально-освободительного движения горцев Дагестана и Чечни, царская Россия, тем не менее, насколько это было возможным, в целом, не трогала национально-религиозных традиций этих народов. По отношению же к аварцам в Дагестане имеются многочисленные факты, свидетельствующие о наделении их такими льготами и привилегиями, которыми было обделено даже подавляющее большинство самих русских. В частности, это касается быстрого предоставления высоких воинских наград, дворянских званий, офицерских чинов. Пленённому Шамилю со стороны царя были оказаны максимальные почести. Царская администрация и русские военачальники очень высоко отзывались о Шамиля как о мужественной и порядочной личности, подчёркивали его незаурядный талант полководца и политика. Аварцы при императоре Александре II входили в состав лейб-гвардейских подразделений царского конвоя, в том числе несли караульную службу в дворцовых покоях монаршьей семьи.

К началу Кавказской войны в Дагестане жило около 200 тысяч аварцев, а на территории Чечни более 150 тысяч чеченцев. Войны с Российской империей привели к тому, что аварцев и чеченцев к концу Кавказской войны осталось менее половины. В 1897 г., — по истечении 18 лет после окончания войны, — численность аварцев достигла лишь 158, 6 тысяч человек. В 1926 году аварцев в Дагестане насчитывалось 184, 7 тыс. человек. Исследователями подсчитано, что, если бы не было вообще Кавказской войны, колониальной интервенции и геноцида со стороны Российской империи, то к 1860 г. численность аварцев составила бы свыше 600 тыс. человек, а нынешняя численность могла быть достигнута к 1895 году. Одним из последствий Кавказской войны стала также эмиграция дагестанцев в Османскую империю. Царская администрация поначалу даже поощряла это явление, но после того как эмиграция стала из года в год приобретать характер массового и даже, — полного — исхода аварского народа в Турцию, то ей стали спешно препятствовать. Царизм с одной стороны не мог заселить аварские горы казаками, а с другой оказался свидетелем использования Османской империей северокавказского этнического элемента в качестве ударных войсковых соединений против своих внутренних и внешних врагов.

В составе СССР

В 1940-е1960-е многие аварцы переселились из горной местности на равнину, так как коммунистический режим не вкладывал сколько-нибудь серьёзных средств в аварские районы Дагестана, а жизнь в колхозах означала прозябание и бесправие на и без того скудной, суровой земле.

Традиционный образ жизни

В основе социальной организации народа лежала сельская община, состоявшая из кровнородственных объединений — тухумов; члены общины являлись частными собственниками, но в то же время и совладельцами собственности общины (пастбищ, лесов и др.). Средняя община включала 110—120 дворов. Главой общины был старейшина (с конца XIX века — старшина), избиравшийся на сельском сходе (джамаате) всем мужским населением старше 15 лет. К концу XIX века роль сельских общин в жизни аварцев заметно снизилась; старшины находились под сильным давлением российских властей.

Традиционное поселение аварцев — крепость, состоящая из плотно прилегающих друг к другу домов (каменных, с плоской крышей, обычно двух- или трёхэтажных) и боевых башен. Все поселения ориентированы на юг. В центре поселений обычно устраивалась площадь, являвшаяся местом общественного схода; здесь же, как правило, располагалась мечеть. Жизнь аварской семьи почти всегда протекала в одной комнате, имевшей существенно бо́льшие размеры сравнительно с другими помещениями. Важнейшим элементом комнаты был очаг, находившийся в её центре. Украшением комнаты являлся также столб с орнаментом. В настоящее время интерьер жилищ аварцев близок к городским квартирам.

Наиболее популярной и типично аварской символикой в Дагестане считаются свастики, прежде всего — спиралевидной формы и с округло загнутыми краями, а также мальтийские кресты, в большом количестве встречающиеся на резных камнях, старинных коврах и женских украшениях. Заслуживает упоминания и то, что хунзахские ханы нередко использовали в качестве государственной эмблемы (в том числе — на стягах) изображение «волка со штандартом», а андийцы, — «орла с саблей».

Аварцы занимаются животноводством (на равнинах — скотоводством, в горах — овцеводством), полеводством (в горах развито террасное земледелие; выращиваются рожь, пшеница, ячмень, овёс, просо, тыква и др.), садоводством (абрикосы, персики, слива, алыча и др.) и виноградарством; издавна развиты ковроткачество, сукноделие, обработка кож, чеканка по меди, резьба по камню и дереву. К концу XX века усилилась зональная специализация сельского хозяйства; так, в горах упало значение земледелия. Аварцы заняты также в промышленности и сфере услуг.

Аварцы имели развитый фольклор (сказки, пословицы, различные песни — лирические и героические). Традиционные аварские музыкальные инструменты — чагана (смычковый), чагур (струнный), лалу (вид свирели), бубен.

В прошлом, весь аварский народ, за исключением зависимого сословия, представлял «бо» (< *bar < * 'war) — вооружённое ополчение, народ-войско. Это обстоятельство предъявляло высокие требования к духовно-физической подготовке каждого потенциального «бодулав» (то есть «военнообязанного», «ополченца»), и, естественно, сказалось на культивировании среди аварской молодёжи таких видов единоборств без оружия как «хатбай» — разновидность спортивной драки, практиковавшей удары ладонями, «мелигъдун» ( поединки с применением шеста, вкупе с ударной техникой ног) и борьбы на поясах. Впоследствии все они были вытеснены, в основном, вольной борьбой и восточными единоборствами, ставшими для аварцев подлинно национальными и весьма престижными видами спорта.

Выдающиеся аварцы

Одной из наиболее ярких фигур в истории аварского народа является Имам Шамиль — уроженец села Гимры, Унцукульского района Аварии (1797—1871). В качестве выдающихся аварцев достойны упоминания также следующие лица: правители Суракат, Умма-хан «Справедливый» и Умма-хан «Бешеный», имамы Гази-Мухаммед и Гамзат-бек, наибы Шамиля Хаджи-Мурад и Мухаммед-Амин Асиялав, генерал царской армии Максуд Алиханов-Аварский, учёные-арабисты Мухаммед Мусалав-Кудутлинский, Абубакар Аймакинский, шейх Узун-Хаджи Салтинский, внук имама Шамиля Саид Шамиль, фельдмаршал Османской империи Фазиль-паша Дагестанлы, имам Нажмудин Гоцинский, художник-политэмигрант Халил-Бек Мусаясул (Halil Beg Mussayassul, снискавший в нацистской Германии восторженную оценку как талантливый творец «истинно арийского искусства», был лично знаком с Адольфом Гитлером и Лени Рифеншталь), генерал-полковник советской армии Магомед Танкаев, турецкий герой корейской войны 1950-1953 гг., удостоенный высокими наградами Министерства Обороны США и благодарностью от Правительства США, — Хаджи Алтынэр (чей портрет запечатлён на почтовых марках), турецкий генерал Мехди Сунгур, турецкие учёные-богословы Шерефеддин из Кикуни, Омер Зияудин Бинатлы, министр госбезопасности Турции Мехмет Гёльхан, генерал-майор КГБ Омар Муртазалиев, генерал советской армии Магомед Гитинамагомедов, профессиональные борцы греко-римкого стиля Магомед-Мама Махтилаев «Сали-Сулейман» из Телетля (по-прозвищу «Лев Дагестана», чемпион мира) и 207 сантиметровый атлет Осман из Кикуни (победитель Ивана Поддубного), пятикратный чемпион мира по вольной борьбе Али Алиев, золотые призёры Олимпийских игр по вольной борьбе Мустафа Дагестанлы (также четырёхкратный чемпион мира),Загалав Абдулбеков ,Хаджимурад Магомедов, Мурад Умаханов, Сагид Муртазалиев, Мавлет Батыров, чемпион мира по дзю-до Абдулгаджи Баркалаев, двукратный чемпион мира по профессиональной борьбе Магомедхан Гамзатханов («Волк-хан»), золотой призёр Олимпийских игр по боксу Гайдарбек Гайдарбеков, чемпион мира среди профессионалов по боксу Султан Ибрагимов, чемпион мира по тайскому боксу Магомед Исмаилов, чемпион мира по боям без правил Ибрагим Магомедов, космонавт-испытатель МАП СССР и заслуженный лётчик-испытатель РФ Магомед Толбоев, поэты Бегилав из Гергебиля, Эльдарилав из Ругуджа, Чанка из Батлаича, Гамзат из Цада, Расул Гамзатов, Адалло Али, турецкий журналист и прозаик Эртугрул Шевкет Авароглу.

Литература

Использованная литература

  • Агларов М. А. Сельская община в Нагорном Дагестане в XVII — начале XIX в. — М.: Наука, 1988
  • Агларов М. А. Андийцы. — Махачкала: ЮПИТЕР, 2002
  • Айтберов Т. М. И аварский язык нуждается в государственной поддержке // Журнал «Народы Дагестана». 2002. №5. С. 33 — 34
  • Алексеев М. Е., Атаев В. М. Аварский язык . — М.: Academia, 1998. С. 23
  • Алексеев В. П. Происхождение народов Кавказа — М.: Наука, 1974.
  • Алародии (этногенетические исследования) / Отв. ред. Агларов М. А. — Махачкала: ДНЦ РАН ИИАЭ, 1995
  • Атаев Б. М. Аварцы: история, язык, письменность. — Махачкала: АБМ — Экспресс, 1996
  • Гаджиев А. Г. Происхождение народов Дагестана (по данным антропологии). — Махачкала, 1965. С. 46
  • Гёкбёрю Мухаммед. «О великий Аллах, ты яви нам Серого Волка...» // Журнал «Наш Дагестан». 1993. №165 — 166. С. 8
  • Дадаев Юсуп. Государственный язык Имамата // Журнал «Ахульго», 2000. №4. С. 61
  • Дебец Г.Ф. Антропологические исследования в Дагестане // Труды Ин-та этнографии АНСССР. XXXIII. — М., 1956
  • Дебиров П. М. Резьба по камню в Дагестане. — М.: Наука, 1966. С. 106-107
  • Дьяконов И. М., Старостин С. А. Хуррито-урартские и восточно-кавказские языки // Древний Восток: этнокультурные связи. — М.: Наука, 1988
  • Иоанн Галонифонтибус. Сведения о народах Кавказа (1404 г.). — Баку, 1980
  • Магомедов Абдулла. Дагестан и дагестанцы в мире. — Махачкала: Юпитер, 1994
  • Магомеддадаев Aмирхан. Эмиграция дагестанцев в Османскую империю (История и современность). Махачкала: ДНЦ РАН, 2001. Книга II
  • Магомедов Мурад. Походы монголо-татар в горный Дагестан // История аварцев. — Махачкала: ДГУ, 2005. С. 124
  • Муртузалиев Ахмед. Маршалл Мухаммад Фазиль-паша Дагестанлы // Журнал «Наш Дагестан». — 1995. №№176 — 177. С. 22
  • Мусаев М. З. К истокам фрако-дакийской цивилизации // Журнал «Наш Дагестан», 2001 — 2002. №№№ 202 — 204. С. 32
  • МухIаммадова Майсарат. Аваразул бихьиназ цIар рагIараб Дагъистан (Аварскими мужчинами прославленный Дагестан). — Махачкала: Юпитер, 1999
  • Тахнаева П. И. Христианская культура средневековой Аварии. — Махачкала: ЭПОХА, 2004.
  • Халилов А. М. Национально-освободительное движение горцев Северного Кавказа под предводительством Шамиля. — Махачкала: Дагучпедгиз, 1991
  • Четинбаш Мехди Нюзхет. След кавказского орла: последний Шамиль // Журнал «Наш Дагестан». 1995. №№178 — 179 — 180. С. 36
  • Nikolajev S. L., Starostin S. A. A North Caucasian Ethymological Dictionary. — Moscow, 1994

Ссылки

Медиа:Sljozy serdca Gamzalav.ogg

Медиа:Avaristan.ogg

Медиа:Nigun of Shamil.ogg

Эта статья входит в число хороших статей русского раздела Википедии.
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home