Присоединение к России новых субъектов федерации

Вопрос присоединения к России новых субъектов Федерации крайне политизирован, а его интерпретация в российских условиях зачастую зависит от текущей политической конъюнктуры, предвыборной ситуации и состояния отношений России с теми или иными соседними суверенными государствами.

Содержание

Юридические аспекты

Порядок принятия в Российской Федерации (иностранного государства или его части) установлен Федеральным конституционным законом от 17 декабря 2001 года № 6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в её составе нового субъекта Российской Федерации» [1] с изменениями и дополнениями от 31 октября 2005 года [2]. Согласно указанному федеральному конституционному закону расширение Российской Федерации возможно путём присоединения к ней в качестве субъектов федерации иностранных государств или их частей согласно свободному волеизъявлению народов, проживающих на этих территориях, и при заключении международных договоров с этими государствами. В связи с крайне малой вероятностью осуществления последнего условия, реально расширение России возможно только за счёт независимых государств, в том числе территорий, которые могут когда-либо получить такой статус.

Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье

В последнее время активно муссируется вопрос о возможности вхождения в состав России некоторых из бывших автономных образований в составе союзных республик СССР — ныне самопровозглашённых непризнанных государственных образованийАбхазии, Южной Осетии и Приднестровья. Сторонники присоединения этих республик к России утверждают, что оно будет иметь легитимный характер, поскольку власти союзных республик, принимавшие в своё время решение о выходе из состава СССР, не проводили в автономиях отдельных референдумов о выходе из СССР в соответствии с процедурой, предусматривавшейся Конституцией СССР; кроме того, референдумы о независимости самих союзных республик в автономиях не состоялись, а в некоторых автономиях большинство населения участвовало в референдуме о сохранении СССР в феврале 1991 года, поддержав сохранение Советского Союза.

Угроза гипотетического присоединения к России (как вариант — вхождения в СНГ) обычно выдвигается руководителями непризнанных республик в качестве одного из аргументов против неуступчивых «малых метрополий». Со стороны российского руководства эта идея периодически используется в качестве средства давления на Грузию и Молдавию, особенно учитывая охлаждение отношений между Россией и этими государствами. Политический капитал на этом деле пытаются зарабатывать и некоторые иные деятели - в частности, губернатор Краснодарского края Александр Ткачёв, думский деятель Сергей Бабурин и др.

Так, например, власти Южной Осетии неоднократно заявляли, что, после признания независимости Южной Осетии от Грузии, они на основании исторических фактов будут реализовывать вхождение в Россию и объединение с Северной Осетией.

В 1995 вхождение в Россию в качестве субъекта федерации также предлагало руководство Абхазии (провозгласившей независимость от Грузии). В последние годы власти Абхазии и Приднестровья (провозгласившей независимость от Молдавии) предлагают статус свободной ассоциации с Россией.

17 сентября 2006 в Приднестровье состоится референдум об альтернативах: сохранение независимости и свободная ассоциация с Россией либо отказ от независимости и вхождение в Молдову.

Россия и Белоруссия

С момента достижения 8 декабря 1999 соглашения о преобразовании конфедеративного Союза России и Белоруссии (существовавшего с 2 апреля 1997) в союзное государство, которое, если это осуществится, должно стать «мягкой» федерацией по типу СССР, ряд российских политиков (в том числе близких к кремлёвскому руководству) неоднократно высказывал недовольство тем, что отличающиеся более чем на порядок по территории, населению, экономике и т. п. Россия и Белоруссия в будущем федеративном союзе будут иметь равный решающий голос. В связи с этим, ими предлагаются альтернативные варианты объединения — вступление Белоруссии в состав Российской Федерации в качестве одного субъекта или в виде семи субъектов (по числу областей Белоруссии; в этом случае соотношение голосов составило бы примерно 80 к 7). Однако даже заявляющий о своём согласии с концепцией тесной интеграции президент Белоруссии А.Лукашенко категорически отверг эти варианты как ликвидирующие или растворяющие белорусскую государственность, так что вероятность реализации этих предложений в будущем практически нулевая.

См. также статью Внешняя политика Белоруссии.

Регионы Украины со значительной долей русскоязычного населения

Крайне спорной является постановка вопроса о гипотетической возможности присоединения к России каких-либо регионов Украины — даже тех, где имеется значительная доля русскоязычного населения. Этот вопрос периодически поднимается политическими конъюнктурщиками как с российской, так и с украинской стороны, но перспектива его реализации при серьёзном рассмотрении является маловероятной. Применительно к российским политикам, вряд ли можно считать достойным компетентных и разумных политиков делать ставку на гипотетический распад соседнего государства, в результате которого можно будет «поживиться чужим добром».

Как утверждают сторонники такой точки зрения, отделение от Украины и присоединение к России Крыма и русскоязычных восточных и южных регионов Украины может произойти в результате полной дезинтеграции украинского государства, об угрозе которой они говорят в связи с высокой политической нестабильностью в последние годы.

Однако высокая доля населения того или иного региона, которое считает русский язык родным, сама по себе не является реальной предпосылкой для отделения этого региона, поскольку признание русского языка родным не обязательно означает желание быть гражданином России или жить в России.

К тому же этнические русские составляют большинство лишь в двух регионах Украины — Автономной Республике Крым и городе Севастополь (более подробно см. Результаты переписи 2001). В принципе, при некоторых условиях, эта группа населения может сплотиться вокруг идеи возврата в состав России Крыма, который до 1954 входил в состав РСФСР. Кроме того, существует некое подобие легитимности претензий на возврат России Севастополя, который находился в союзном подчинении и, в отличие от остальной территории Крыма, не был в 1954 году передан из РСФСР в состав УССР.

Однажды — во времена распада СССР - уже были сделаны попытки первых шагов на пути к отделению — 20 января 1991 прошёл референдум о создании Крымской ССР как самостоятельного участника Союзного договора, 4 сентября 1991 была провозглашена Декларация о суверенитете Крыма, а 6 мая 1992 принята Конституция суверенного Крыма, которые, однако, через пару лет были аннулированы центральными украинскими властями.

Также следует заметить, что ещё до образования СССР, в первые годы становления советской власти и гражданской войны, на территории современных регионов Украины со значительной долей русскоязычного населения (Донбасс, Новороссия, Харьковская область) провозглашались как субъекты РСФСР Советская Социалистическая Республика Тавриды (Крым), Донецко-Криворожская Советская Республика и Одесская Советская Республика, впоследствии объединившиеся (вместе с Харьковщиной) в восточно-южную Украинскую Советскую Республику в составе РСФСР.

В ходе политического кризиса на Украине, связанного с президентскими выборами 2004 года, сторонники Виктора Януковича 28 ноября в пылу политической борьбы созвали съезд представителей местного самоуправления и исполнительной власти юго-востока Украины, в котором принял участие и мэр Москвы Юрий Лужков. Участники съезда заявили, что в случае прихода к власти Виктора Ющенко южные и восточные области потребуют широкой автономии, поскольку выход из кризиса может быть найден лишь на пути «объединения родственных по духу областей». «Столицей» такого регионального объединения — Юго-Восточной Украинской республики — предложено сделать Харьков. Глава Харьковской области Евгений Кушнарёв предложил «всем городам провести референдумы по вопросу о доверии власти и создании нового украинского государства в форме федеративной республики». Правда, уже на следующий день власти Харьковской области отменили своё решение об отделении от Украины и вхождении в состав Юго-Восточной Украинской республики. Губернатор области Евгений Кушнарёв заявил, что решения областного совета, которые не соответствуют конституции и законам Украины, будут пересмотрены. 30 ноября Следственное управление Службы безопасности Украины (СБУ) возбудило уголовное дело по факту посягательства на территориальную целостность страны. Угроза уголовного преследования заставила руководителей восточных и южных областей Украины резко сменить свои позиции — так мэр Донецка Александр Лукьянченко заявил, что область не собирается выходить из состава Украины, а хочет лишь получить статус самостоятельной республики в составе федеративной Украины. Дело этим и кончилось. После прихода к власти Виктора Ющенко руководители абсолютно всех регионов Украины были смещены, а «мятежники» сменили свои посты на должности в Партии регионов. Уголовную ответственность так никто и не понёс (более подробно см. Политический кризис на Украине (2004), 28 — 30 ноября).

Регионы Казахстана со значительной долей русскоязычного населения

Ещё до распада СССР и обретения Казахстаном независимости Уральское и Сибирское Казачьи войска и русская община территории в августе-октябре 1990 и в марте 1991 потребовали от Верховных Советов СССР, РСФСР и КазССР провести референдум о присоединении к Российской Федерации территории Северного Казахстана (Севеpо-Казахстанской, Павлодарской, Восточно-Казахстанской, Кустанайской, Уральской областей ) [1].

В последние дни существования СССР эту позицию публично поддержал Президент М.С.Горбачёв, что вызвало резкую негативную ответную реакцию у руководства Казахстана, парламент которого 15 декабря 1991 принял заявление о недопустимости подрыва целостности республики.[2]

В январе-феврале 1994 Верх-Иртышской казачьей и русской общинами организовывались многочисленные митинги в Усть-Каменогорске и округе с требованием установления национально-территориальной автономии Рудного Алтая (Восточно-Казахстанской области).

Позже (с 1999-2000) деятельность общественных объединений, выступавших за присоединение к России или автономию Севеpного Казахстана, была жёстко пресечена казахстанскими властями: от административных процессов над активистами славянского движения «Лад» и других в Уральске, Павлодаре, Костанае и вплоть до уголовного преследования руководителей и членов движения «Русь» по обвинению в подготовке восстания, насильственного захвата власти и провозглашения на северо-востоке Казахстана «Республики Русский Алтай» со столицей в Усть-Каменогорске ([3],[4],[5],[6]).

Следует заметить, что группа членов Национал-большевистской партии во главе с Эдуардом Лимоновым, также намеревавшаяся с оружием в руках бороться за «восстановление исторической справедливости» в Северном Казахстане, в 2001 была осуждена российским судом. ([7],[8] и др.)

Кроме того, об отсутствии каких-либо территориальных претензий к соседнему государству у российского руководства говорит то, что в 20052006 годах российское и казахстанское руководство сделали несколько совместных заявлений о том, что демаркация границы между двумя государствами осуществлена на всём её протяжении.

Между тем, проявления сепаратистcкой активности впредь маловероятны, поскольку за последние годы почти во всех областях Северного Казахстана исчезли объективные условия для подобных изменений: в связи с притоком этнических казахов и эмиграцией русскоязычного населения (около 2 млн. за 1990-е) доля последнего уменьшилась до половины и менее.

См. также

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home