Эмблемы древнерусских князей

Эмбле́мы древнеру́сских князе́й — геральдические знаки, которые использовали древнерусские князья для обозначения прав собственности на те или иные предметы. Изображались на клеймах, печатях, монетах и т. п. В отличие от дворянских гербов такие эмблемы принадлежали не всей семье или роду, а были личными знаками: каждый князь имел свой собственный «герб».

Содержание

Письменные источники

Первые сведения о геральдических знаках древнерусских князей относятся к середине X века. Ибн Мискавейх в рассказе о походе русов на Бердаа в 943944 годах отмечает, что во всех местах, где они собирали дань, русы оставляли свой знак в виде куска глины с печатью, чтобы знать, где дань уже была собрана, а где нет.[1] Что именно за знак был изображён на этой печати — неизвестно; возможно, что этим знаком мог быть герб Игоря Рюриковича, княжившего в те годы.

Другое сообщение о подобного рода клеймах встречается в «Повести временных лет», где говорится о походе княгини Ольги на север: «В лето 6455 (947 год н. э.) иде Ольга Новугороду и устави по Мсте погосты и дани, и по Лузе оброки и дани; и ловища ея суть по вьсеи земли и знамения и места и погосты».[2] Слово «знамения» здесь указывает на знаки княжеской собственности. Русская Правда свидетельствует, что этим словом обозначался предмет, помеченный княжеским знаком. В Русской Правде находятся и другие упоминания о сфере применения княжеских эмблем: «А за княжь конь, иже тои с пятном, 3 гривны».[3] Несомненно, под словом «пятно» следует понимать княжеское тавро (клеймо).

Письменные источники, однако, не приводят описаний княжеских эмблем.[4] Изображения «гербов» древнерусских князей известны нам по сохранившимся монетам и печатям того времени.

Изображения княжеских эмблем

Как правило, на монетах киевских князей встречаются фигуры, напоминающие перевёрнутую букву «П», к которым прибавлялись «отростки» снизу или посередине, а также точки, кресты и т. п. Одни и те же знаки могли выглядеть по-разному, в зависимости от предмета, на котором они изображались. Так, княжеские эмблемы на печатях изображались схематично, в максимально упрощённой форме, тогда как на монетах те же символы имели множество дополнительных орнаментальных элементов.

Геральдические знаки древнерусских князей дошли до нас не только в виде изображений на монетах и печатях, но и на подвесках, перстнях, оружии и т. п. По этим находкам можно не только проследить эволюцию княжеских символов Древней Руси, но и попытаться восстановить их происхождение.

Происхождение

Использование изображений двузубца и трезубца сближает древнерусские княжеские эмблемы со сложными царскими гербами Боспорского царства, основными элементами которых также были эти символы. На связь боспорских и древнерусских княжеских эмблем указывает преимущественное употребление именно двузубца как основы композиции «герба».

Другим моментом, сближающим эмблемы древнерусских князей с гербами боспорских царей, является наследственный характер их развития. Как уже было сказано выше, княжеские «гербы» Древней Руси были личными знаками, не передававшимися по наследству, но, как и символы Боспорского царства, имевшими единую базу в виде двузубца, к которому каждый правитель добавлял (или из которых изымал) элементы в виде разного рода «отростков», завитков и т. п.

Среди «гербов» древнерусских князей встречались и полные аналоги гербов боспорских правителей. Например, личный знак Ярослава Мудрого на поясных бляшках, найденных в Приладожье и в окрестностях Суздаля, практически полностью совпадает с изображённым на поясном наборе из Перещепинского клада Полтавской области, изготовленном в VII векVIII веке в Среднем Причерноморье. И то, и другое изображение напоминает по форме трезубец.

Несмотря на сходство между геральдическими эмблемами правителей Боспорского царства и личными «гербами» древнерусских князей, говорить об их связи, как о чём-то бесспорно установленном, было бы неверно. До сего времени не обнаружено геральдических знаков эпохи, непосредственно предшествовавшей возникновению Древнерусского государства; возможно, будущие археологические находки смогут дать ответ на этот вопрос.

Закат личных княжеских эмблем

Княжеские личные эмблемы получили широкое распространение на территории Древнерусского государства. Печатями с их изображениями заверялись государственные документы[5], чеканилась монета со знаком князя, ремесленники клеймили свои изделия княжеским гербом. «Герб» князя носили княжеские тиуны и дружинники. В таком виде эмблемы древнерусских князей существовали до середины XII века.

В XIII веке княжеские «гербы» практически полностью вышли из употребления, что часто связывают с их эволюцией. По мнению учёных, схема гербов упростилась настолько, что утратила способность создавать варианты, отмечающие индивидуальную принадлежность.[6] В результате этого княжеский «герб» утратил свой личный признак и приобрёл характер местной эмблемы или герба рода (семьи).

Литовский след

Сходство с личными эмблемами Рюриковичей обнаруживает литовский знак, известный под названием «столпов (колонн) Гедимина» (лит. Gediminaičių stulpai, польск. słupy Giedymina). Эта эмблема, считающаяся личным гербом великого князя литовского Гедимина (12751341), использовалась его потомками в качестве символа княжеского рода Гедиминовичей. Первое сохранившееся изображение «столпов Гедимина» относится к 1397 году, времени правления великого князя литовского Витовта. «Столпы Гедимина» считаются одним из древнейших символов Литвы; изображение этой эмблемы является частью большого герба Литовской республики.

Обращает на себя внимание сходство знака Гедимина с дву- и трезубыми личными геральдическими эмблемами Рюриковичей. Фактически, он построен по той же схеме: основание в виде перевёрнутой буквы «П» с дополнительными элементами. Учитывая, что к XIII веку единое древнерусское государство перестало существовать, многочисленные родственные связи между ветвями Рюриковичей и литовскими князьями, а также распространение власти великого князя литовского на часть территорий, входивших в состав Древней Руси, возможно предположить, что «столпы Гедимина» являются дальнейшим развитием древнерусских княжеских эмблем. Следует, однако, заметить, что, несмотря на заманчивость и привлекательность такой теории, она остаётся пока лишь гипотезой, не подкреплённой документально.

Современное использование

Несмотря на то, что геральдические символы князей Древней Руси перестали употребляться ещё в XIII веке, в XX веке один из них, а именно «герб» Владимира Святославича, был извлечён из небытия, но уже в новом качестве.

В 1917 году после Октябрьской революции, когда на территории бывшей Российской империи начали создаваться новые государства, трезубец князя Владимира был предложен историком Михаилом Грушевским в качестве национального символа Украины. Статус малого герба Украинской Народной Республики личный знак Владимира получил 22 марта 1918 года в результате постановления Центрального Совета (Центральной Рады). В дальнейшем этот символ использовался с некоторыми изменениями и дополнениями украинскими государственными образованиями, созданными в период с 1918 по 1920 год. С установлением на Украине советской власти трезубец потерял свой государственный статус, но продолжал использоваться организациями украинских националистов. После ликвидации СССР в 1991 году, постановлением Верховного Совета Украины от 19 февраля 1992 года трезубец был утверждён в качестве малого государственного герба Украины.[7] В соответствии со статьёй 20 конституции Украины 1996 года «главным элементом большого Государственного Герба Украины является Знак Княжеского Государства Владимира Великого (малый Государственный Герб Украины)»[8] (что, несмотря на государственный статус этого решения, является некоторой исторической натяжкой: как было сказано выше, «герб» Владимира Святого был только личным символом, как и другие эмблемы Рюриковичей того времени).

Трезубец Владимира Святого используется также Народно-трудовым союзом российских солидаристов, созданным в 1930 году русскими эмигрантами в Белграде. Согласно статье 53 современного устава союза эмблемой его является «трезубец, знак великого князя Владимира Святого, первый государственный знак в истории России».[9] Нетрудно убедиться, что некоторая вольность в обращении с историческими фактами свойственна не только украинским политикам, но и их русским коллегам.

Сноски

  1. Якубовский А. Ю. Ибн-Мискавейх о походе русов в Бердаа в 943—944 гг. — «Византийский временник». Ленинград, 1926, т. XXIV, с. 67.
  2. Шахматов А. А. Повесть временных лет, т. I, Петроград, 1916, с. 69.
  3. Русская Правда по спискам Академическому, Карамзинскому и Троицкому. Под ред. проф. Б. Д. Грекова. Москва — Ленинград, 1934, с. 6.
  4. Рыбаков Б. А. Знаки собственности в княжеском хозяйстве Киевской Руси X—XII вв., с. 230.
  5. Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси X—XV вв., т. 1-2. Москва, 1970.
  6. Янин В. В. Княжеские знаки суздальских Рюриковичей. — КСИИМК, 1956, вып. 62, с. 16.
  7. Постановление Верховного Совета Украины от 19 февраля 1992 года № 2131-XII.
  8. Закон «Конституция Украины» от 28 июня 1996 года № 254к/96-ВР
  9. Устав Народно-трудового союза российских солидаристов, 15 июля 1992 года

Библиография

  1. Рыбаков Б. А. Знаки собственности в княжеском хозяйстве Киевской Руси X—XII вв.
  2. Шахматов А. А. Повесть временных лет, т. I, Петроград, 1916.
  3. Якубовский А. Ю. Ибн-Мискавейх о походе русов в Бердаа в 943—944 гг. — «Византийский временник». Ленинград, 1926, т. XXIV.
  4. Янин В. В. Княжеские знаки суздальских Рюриковичей. — КСИИМК, 1956, вып. 62.
  5. Янин В. Л. Актовые печати Древней Руси X—XV вв., т. 1-2. Москва, 1970.
  6. Русская Правда по спискам Академическому, Карамзинскому и Троицкому. Под ред. проф. Б. Д. Грекова. Москва — Ленинград, 1934.

Ссылки

  1. Украинское геральдическое товарищество: государственный герб Украины (укр.)
  2. Официальный сайт Народно-трудового союза российских солидаристов
  3. Устав Народно-трудового союза российских солидаристов
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home