Ерзелунд, Петр Петрей де

Петр Петрей де Ерзелунд (англ. Peer Persson; (157028 октября 1622, Стокгольм) — шведский дипломат и историк.

Петр Петрей (лат. Petrus Petrejus, по-шведски Peer Persson) родился в 1570 г. в Упсале в семье ректора соборной школы (а затем епископа Вэстероса и Линчепинга) Петра Бенедикта Петрея и его супруги Маргариты Якобсдоттер. Он получил хорошее домашнее воспитание и восемнадцати лет был зачислен в Высшую школу Юхана III. Там Петрей изучал ряд гуманитарных наук (историю, теологию, древние языки) и естественные науки (математику, анатомию, ботанику). После успешного окончания школы Петрей поступил в Марбургский университет в Германии. Нельзя утверждать, что к этому моменту у двадцатидвухлетнего студента вполне сформировались научные интересы. Петрей одинаково увлекался и естественными, и гуманитарными науками. Он публикует работы по математике и теологии. Администрация Университета была вправе ждать от столь способного студента дальнейших успехов. Но она обманулась в своих ожиданиях. Молодой человек, так рьяно отдавшийся разрешению теологических и математических проблем, не был равнодушен к земным соблазнам. Первокурсник Марбургского университета столь щедро, как и наукам, отдавал дань Бахусу и Венере, а по этой причине неоднократно дрался на дуэлях и делал долги. Родители, видимо, отказались помочь своему сыну, и Петрей угодил в долговую тюрьму. Последний инцидент переполнил чашу терпения администрации, и в 1593 г. он был исключен из Университета.

Петрей возвращается на родину. Здесь он поступает в личную канцелярию герцога Карла, правителя королевства. В это время в Швеции идет борьба между двумя группировками: герцогом Карлом, правителем государства, и его племянником королем Польши и Швеции Сигизмундом III Вазой. Первый опирается на низшие сословия и лютеранскую церковь, его противник — на аристократию, членов Государственного совета и сторонников контрреформации. Борьба была столь ожесточенна, что переросла в военное столкновение. Война охватила приморские районы Швеции и Финляндии и кончилась победой герцога Карла. Видимо, Петрей активно выступал на стороне последнего. Сохранились сведения, что в мае 1600 г. он был отправлен в качестве личного посланника герцога Карла к королю Польши Сигизмунду с дипломатическими поручениями.

В начале 1601 г. Петр Петрей был отправлен в район военных действий в Лифляндию. О цели его поездки в Прибалтику на границу с Россией можно только догадываться.

В конце 1601 г. Петрей уехал в Россию, где и прожил около четырех лет. В предисловии к одной из своих книг, уже много лет спустя, в 1615 г., он пишет: "Но я по какой-то судьбе попал в их области (т.е. русских), но только 4 года выжил у них и находился на службе Великого князя..." Судьба, да и дальнейшая деятельность Петрея, была определена общей политикой шведской короны и самого герцога-правителя, будущего Карла IX. Именно его поход в Лифляндию в 1601 г., установление тесных контактов с Борисом Годуновым, переписка обоих государственных деятелей в 1602 г., надо думать, предопределили судьбу скромного чиновника. Живейший интерес нашего северного соседа к политике Русского государства был основной причиной посылки Петрея в Москву. Хотя въезд в Россию, по выражению самого Петрея, был затруднен, тем не менее, Тявзинский мир, заключенный в 1595 г., давал возможность проникнуть ряду иностранцев-специалистов на территорию Московии. В известной степени этот трактат дает возможность определить, в качестве кого поехал в Россию Петр Петрей. В Тявзинском договоре были перечислены те категории из числа подданных шведской короны, которые могли уехать в Московию. Это, прежде всего купцы, судостроители, врачи и всякие другие служилые и должностные люди. Петрей не был купцом, ни в одном из своих сочинений он не дает ни малейшего намека на возможность приписать ему торговую деятельность. Не был он и солдатом, хотя определенный вкус к информации, связанной с военным делом, у него наблюдается. В то же время он недвусмысленно говорит о своей службе великому князю. Следовательно, он получал жалованье от московитов. То обилие информации, которое он приводит в своих сочинениях, дает возможность определить круг его знакомств, который чрезвычайно широк и распространяется от придворных сфер до простых горожан. Кем же был Петрей в Москве? На этот вопрос можно ответить только предположительно. Видимо, он был врачом. Специальность, которая давала возможность широких контактов, получение самой достоверной информации, и, наконец, право въезда в Москву, ибо она, как было указано выше, была оговорена Тявзинским трактатом. На то, что Петрей был лекарем, как будто, указывает и его осведомленность о врачах-иностранцах, практикующих в этот период в Москве. В частности, он был хорошо знаком с Каспаром Фидлером. Этого эскулапа Петрей встречал в дальнейшем в Стокгольме. То, что Петрей был врачом, является предположением. Ни в одном из документов, посвященных приезду лекарей-иностранцев, мы не найдем его имени.

Вся деятельность Петрея в этот период была направлена на сбор информации об отношении русского правительства к шведской короне. Описывая страшный голод, длившийся в России с 1601 по 1603 г., Петрей указывает, что "всемогущий бог хотел наказать всю страну тремя несчастьями, а именно: голодом и дороговизной, чумой, гражданской войной". И далее повторяет, что эти несчастья бог ниспослал русским за их гордость, безбожие, поклонение идолам, искажение веры, гордыню, зло, несправедливость и тиранию... Интересно,что, узнав о голоде в России, Карл IX, запретив продажу и вывоз хлеба из Нарвы в Московию, также сослался на кару божию. "Голод в России, — писал он, — это наказание свыше за то, что русские не хотели подтверждать вечного мира Швеции с Россией". Мы далеки от мысли, что правитель шведского королевства цитировал Петрея, но идентичность обоснований божественной кары, постигшей русских, заставляет предположить о знакомстве герцога с донесениями своего агента. К 1605 г. относится одно из первых воззваний шведского правительства к жителям новгородских земель. В них Карл IX раскрывает политику папского престола, стремившегося усугубить смуту в России с целью искоренить греческую веру и ввести католицизм. У Петрея сталкиваемся с подобной концепцией, которая сформулирована таким образом, что трудно определить, где текст Петрея, а где текст королевского обращения к новгородцам. Описывая соглашение Лжедмитрия I с иезуитами, он пишет: "когда он (Гришка) обретет величие и займет престол великого князя Московии, он должен взять в жены дочь сандомирского воеводы, упразднить греческую религию и насадить папистскую". И далее сообщает, что иезуиты, папа и Рим обещали ему помощь и "поддержку во всех делах". А в конце своей книги 1608 г. Петрей, заканчивал свой рассказ о гибели Лжедмитрия I, пишет: "Что могут иезуиты возразить против этого? Не они ли организовали эту кровавую баню? Не они ли научили Гришку его предательству? Не они ли помогли ему людьми, деньгами и снаряжением захватить московский престол? Не они ли устраивали заговоры и козни, дабы ввести в России ложную папскую веру и искоренить греческую? Не они ли намеревались ранее и теперь подчинить Россию папе и польским дворянам?". Прежде чем перейти непосредственно к дальнейшей биографии Петрея, вероятно, надо остановиться на его источниках информации в Москве. В число его информаторов входил будущий царь Василий Шуйский, окружение Лжедмитрия I, мать Дмитрия, вдова Ивана Грозного, Мария Нагая, горожане Москвы, слуги иностранных посольств, а также жители Немецкой слободы. Трое иностранцев, живших в слободе, упоминаются Петреем по именам, правда, в "Истории", вышедшей в 1615 г.

В конце 1605 г. Петрей уезжает из России и по дороге останавливается в Польше. Здесь он 4 декабря 1605 г. получает аудиенцию у короля Сигизмунда Ш Вазы. На кардинальный вопрос об отношении русских к Лжедмитрию I Петрей ответил Сигизмунду III, что "он не тот, за кого себя выдает". Король был возмущен и молча покинул своего собеседника. Здесь же в Кракове Петрей встретился и с одним из влиятельнейших членов Ордена иезуитов духовником Лжедмитрия I патером Савицким, который в свою очередь также предложил Петрею несколько вопросов, касающихся распространения католицизма в России. Ответ шведского агента прозвучал совершенно четко, "поскольку он (Лжедмитрий) имеет такое намерение, русские могут отобрать у него власть". Наконец, Петрей, принятый канцлером Великого Княжества Литовского Львом Сапегой, уже услышал вполне определенный совет короля.

Из Польши Петрей выехал в Германию, и в середине 1606 г. возвратился в Стокгольм. В Швеции оценили заслуги Петрея, он стал одним из доверенных политических агентов короля Карла IX. Он получает должность придворного историографа. Именно в этот период (1606-1607 гг..) Петрей создает свои первые исторические штудии, посвященные России. Но практическая работа Петрея в качестве дипломата и агента короля продолжается. И в 1607 г. Карл IX посылает его, вместе с одним купцом из Нарвы, дипломатическим курьером к царю Василию Шуйскому. Цель поездки — склонить "московского великого князя" к союзу со Швецией и борьбе против Польши. Не добившись успеха, в апреле 1608 г. Петрей возвращается в Стокгольм. Здесь он подготавливает свой исторический труд к печати и в ноябре 1608 г. в типографии Андерса Гуттервица публикуется его "Een wiss och. sanfardigh Berattelse, om nagra Forandringar som j thesse framledne ihr, athi Storfurstendomet Muskow skedde are..." ("Достоверная и правдивая Реляция о некоторых событиях, которые в истекшие годы произошли в Великом княжестве Московии..."). Однако его поездки в Россию продолжаются. Зимой 1608 г. он исполняет роль дипломатического курьера, прибывает в Нарву с целью установления связей с воеводами русских пограничных крепостей. Он вез письмо к воеводе Ивангорода. Затем возвращается в Стокгольм, но уже в 1609 г. он приезжает в Нарву, где ведет сбор информации о положении Русского государства. В конце 1609 г. он посылается в Москву с личными поручениями короля. Но эту поездку он совершил не только со своими охранниками — татарами. На этот раз он присоединился к корпусу Делагарди. В качестве эмиссара корпуса он проделал весь путь отряда до Москвы. В Стокгольме были весьма довольны деятельностью своего агента. В 1610 г. после возвращения из России он посылается со специальный заданием в Данию. А летом в 1611 г. он уже в Нарве. Здесь вместе с русским перебежчиком Федором Аминовым он собирал сведения о самозванце, выдающем себя за Лжедмитрия (так называемый Лжедмитрий III). Последний уклонился от встречи с Петреем, ибо узнал, что представитель шведской короны хорошо знал его предшественников — самозванцев. Вскоре Лжедмитрий III попал в плен и был отвезен в Москву. В начале 1612 г. Петрей приезжает в Новгород, захваченный шведами. Оттуда он выезжает в Стокгольм с письмами Делагарди и с предложением новгородских бояр о присылке в качестве правителя старшего сына короля Карла IX Густава-Адольфа. В 1613 г. Петрей снова в России и присутствует при финале шведской интервенции. Вероятно, он был очевидцем поражений Делагарди в Новгороде и Ниеншанце.

В 1615 г. Петрея посылают в Данию. Цель поездки — сбор информации о Польше и закупка стратегических товаров — оружия и пороха. Путешествие в Данию было удачным, и все поручения им были выполнены. Во всяком случае, так об этом можно судить по тому, что Петр Петрей и его жена были освобождены от уплаты налогов при покупке поместий в Арлезунде.

В том же 1615 г. в Стокгольме вышла новая книга историографа "История о великом княжестве Московском” на шведском языке («Regin Muschowitici Sciographia» или «Muschowitiske Cronika»). Книга, посвященная истории, политике, праву, религии и обычаям московитов явилась своеобразным итогом деятельности Петрея в России, в стране, чьи отношения со Швецией осуществлялись при непосредственном участии самого автора. При её написании Петрей широко использовал западноевропейские и русские источники (С. Герберштейна, П. Одерборона, М. Меховского, А. Гаваньини, К. Буссова, фрагменты летописей). Причем настолько широко, что исследователи даже усомнились в самобытном характере его сочинения.

Но и практические интересы Петрея по-прежнему связаны с Россией. Видимо, он имел отношение к составлению мирного Столбовского трактата 1617 г. Петрей был очевидцем подписания этого договора.

В 1617 г. Петрей в качестве члена шведской делегации посетил Данию, Любек, Нидерланды и Англию. Миссия хлопотала о государственном займе. Швеции были необходимы деньги, королевство готовилось к войне. Миссия была удачной. В 1619 г. Швеция получила государственный заем у Нидерландов.

Последующие годы Петрей работает над дополнением своей книги. И в 1620 г. "История о великом княжестве Московском" выходит на немецком языке в Лейпциге. Кроме ряда исправлений и дополнений, к книге приложен текст Столбовского договора. Говоря о заключении мира, Петрей пишет: "Так, благодаря изложенным выше условиям, эта трудная и долговременная война, стоившая жизни и принесшая горе многим тысячам невинных людей, кончилась этим спасительным замирением, за что благодарение праведному и милосердному богу, потому, что война - какая-то бездонная пропасть и золотой невод, которым не много поймаешь и достанешь прибыли".

Умер Петр Петрей в Стокгольме 28 октября 1622 г.


 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home