Постконструктивизм

Постконструктивизм — условное обозначение «промежуточного» стиля советской архитектуры в период 19321936 гг., когда под влиянием политических и идеологических факторов происходил переход от авангардизма к неоклассике (к так называемому «сталинскому классицизму»).


Содержание

Появление термина

Термин «постконструктивизм» введён крупнейшим исследователем советской архитектуры — С.О. Хан-Магомедовым для обозначения «внестилевой» архитектуры первой половины 1930-х годов.

В силу того, что самым влиятельным направлением в авангардной архитектуре СССР был конструктивизм, то и последующий период было логичнее всего назвать именно «постконструктивизмом».

От авангарда — к неоклассике. Почему?

В начале 1930-х годов творческая жизнь в СССР была точным отражением тех процессов, которые происходили в обществе в целом. C конца 1920-х годов И.В. Сталин пользовался неограниченной властью: постепенно уходили в небытие все те, кто был неугоден Вождю. Отныне личный вкус правителя был решающим (а зачастую — единственным) критерием для художника.

28 февраля 1932 года было издано постановление «Об организации работ по окончательному составлению проекта Дворца Советов». В постановлении говорилось, что «...поиски должны быть направлены к использованию, как новых, так и лучших приёмов классической архитектуры».

Распределение конкурсных призов дало понять, что рационалистам и конструктивистам больше рассчитывать не на что — пристрастия Вождя к классической архитектуре теперь играли гораздо бо́льшую роль, чем прославляемая в 1920-е целесообразность и «пролетарская аскетичность форм».

Видный исследователь архитектуры - А.В. Иконников, правда, утверждает, что причиной упадка советского авангарда было его неприятие народными массами. Для русского человека «...авторитетом привычного обладала традиционность. Особую привлекательность получила парадигма дворца, противопоставленная бедной обыденности. Дворец воспринимался, как воплощение победы и обладания властью». Далее автор приводит «знаки-символы», существенные для восприятия русского человека:«классическая колоннада дворянской усадьбы, купол храма, такие атрибуты «дворцовости», как монументальность и симметричность

Отчасти это верно, однако, художественные предпочтения пейзан-ценителей учитывались гораздо меньше, чем имперские вкусы вождей СССР. Авангард, при всей его красочной выразительности, не мог служить пропагандистским целям. Для этого пришлось вспомнить забытую и осмеянную конструктивистами стилистику дворцов Версаля (памятника величию Королю - Солнце), наполеоновский ампир, «викторианские» колонны и «екатерининские» портики.

Сказали «что делать», но не сказали «как»...

Переход от авангарда к неоклассике был весьма болезненным процессом для архитекторов, получивших образование в 1920-е годы. Всё, чему их учили в мастерских Ладовского и братьев Весниных, следовало либо забыть, либо значительно переработать. Кроме учеников Жолтовского и Фомина никто не мог работать достаточно грамотно.

Архитектор М.Г. Бархин в своей книге «Метод работы зодчего» пишет, как он долго «...Колебался от упрощённых, схематичных столбов-колонн до самых сложнейших, «срисованных» с ренессансного палаццо...»

В целях переподготовки старых кадров и обучения новых в 1933 году была создана Всесоюзная Академия Архитектуры - ВАА.

В силу сложившихся обстоятельств, некторые конструктивисты - И.Голосов, А.Буров, Г.Гольц (правда, последний стал работать с Жолтовским до 1932 года) становятся убеждёнными неоклассиками. Даже Н.Ладовский сотрудничает с неоклассиком И.Фоминым при проектировании станции метро «Красные ворота», однако, до конца подчиниться новой конъюнктуре всё-таки отказался.

Особенности «стиля»

Общее стремление большинства архитекторов на этапе постконструктивизма — это умеренное «обогащение» внешнего облика зданий, преодоление «излишнего аскетизма» архитектуры авангарда. Поначалу это сводилось к предпочтению симметричных композиций, к появлению карнизов простейшего профиля, в робком обращении к дорическому ордеру.

В городах СССР начали возникать «новые» дома: у них было всё то же, что и у сооружений 1920-х, однако, все они были приукрашены (с разной степенью мастерства) элементами классики. (Как правило, это были жилые постройки).

Иногда создаётся впечатление, что сначала был построен дом, а уже потом, спустя какое-то время, его зачем-то утяжелили пилястрами, балясинами и прочими «излишествами»!

Но именно в это время бывший конструктивист Илья Голосов создаёт свой знаменитый дом на Яузском бульваре, считающийся интересным и значительным памятником архитектуры Москвы.

«Пролетарская классика» И.Фомина, основой которой был предельно упрощённый классический ордер, органично вошла в постконструктивизм.

Советский постмодерн?

С.О Хан-Магомедов в своей книге «Архитектура советского авангарда» сравнил постконструктивизм и с западным постмодернизмом.

Автор пишет: «...Такие тенденции «врастания» новой архитектуры в классику были характерны в тридцатые годы и для ряда других европейских стран, затем они проявились в 50-е годы в США, а в 70-80-е годы во многих странах (постмодерн). Если в других странах «врастание» в классику на какой-то стадии останавливалось и затем нарастали обратные тенденции, то в нашей стране в 30-е годы процесс перерастания творческих течений авнгарда в новое издание неоклассики (или «сталинский ампир») был доведен до конца. Поэтому-то и представляют такой интерес уроки первого эксперимента, поставленного самой жизнью.»

С этой жизнеутверждающей позицией полемизирует в своей статье докторант берлинского Технического Университета Дмитрий Хмельницкий:

«Последнее неверно. Эксперимент поставила не жизнь, а Сталин. Нет никаких оснований полагать, что при нормальных условиях жизнь привела бы Весниных в ближайшие двадцать лет к экспериментам с неоклассикой. Ни с Корбюзье, ни с другими их единомышленниками на свободе, такого не произошло.

Формальное сходство между «постмодерном» и «постконструктивизмом» действительно есть – как между улыбкой и гримасой ужаса. На фотографии можно и перепутать, и мышцы сокращаются почти те же. При этом рефлексы и мироощущения разные, что для анализа стилей очень важно.

Европейский постмодерн возник от полноты чувств, от осознания исчерпанности модернистских средств, от желания нарушить установленный порядок, внести в него элементы игры, сделать суровый стиль человечней. Он действително развивал тенденции заложенные в модернизме. Поэтому сам термин вполне оправдан. «Постконструктивизм» возник от ужаса, игрой тут и не пахло. Термин обманывает. Рецидивы конструктивистской стилистики в постконструктивизме - симптом неуверенности, а не традиций. Делать свое запретили, как надо - не очень объяснили.»

Галерея постконструктивизма

Литература

  • Хан-Магомедов С.О. Архитектура советского авангарда. — М.: 1996.
  • Иконников А.В. Архитектура Москвы. XX век.. — М.: 1984.
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home