Следствие (право)

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.
Эта статья или раздел нуждается в переработке.
Пожалуйста, улучшите её в соответствии с правилами написания статей.

Следствие

Предварительное Следствие

Судебное исследование преступления распадается на два отдела: подготовительный и окончательный.

Содержание

Пoнятиe и пределы предварительного cледствия

Подготовительное исследование имеет целью уяснить событие преступления, наметить его вероятных виновников, сохранить доказательства для судебного С., обеспечить явку в суд обвиняемых и, таким образом, определить направление и границы окончательного разбирательства (судебного С.).

Подготовительное исследование можно разделить на дознание (см.) и предварительное С. Последнее начинается с того момента, когда дознанием добыты сведения о совершившемся преступлении, достаточные для начатия судебного преследования, и заканчивается, когда собраны доказательства, дающие основание для предания суду (см.) лиц, подозреваемых в совершении преступления, или когда дело должно быть направлено к прекращению. Предварительное Следствие поручается органам судебной власти (см. Следователь судебный); кроме них в С. участвуют в пределах, указанных законом, чины прокуратуры, частные обвинители, потерпевшие, полицейские и административные чины.

В старом розыскном процессе предварительное Следствие делилось на общее (inquisitio generalis) — исследование события преступления и розыск его совершителя, — и специальное (inquisitio specialis) — направленное против определенного лица и имевшее целью установить его виновность или невиновность; последнее предполагало наличность серьезных подозрений. В настоящее время это деление утратило свое значение. Предварительное Следствие производится лишь по более тяжким преступлениям; в России оно обязательно производится по преступлениям, наказание за которые соединено с ограничением или лишением прав.

История предварительного С.

В римском праве судебное производство распадалось на два отдела: предварительное производство (in iure), заменявшее собою современное предварительное Следствие и предание суду, и окончательное (in iudicio). Предварительное разбирательство в конце республиканского периода состояло в том, что обвинитель являлся к претору или вообще председателю соответствующего суда и просил разрешения начать уголовное преследование (postulatio); затем следовало более точное указание обвиняемого и совершенного им преступления (nominis vel criminis delatio), причем вызывался и обвиняемый, подвергавшийся допросу (interrogatio) по главным пунктам обвинения как со стороны обвинителя, так и судьи. После этого составлялся окончательный протокол, в котором определялось преступление, время и место его совершения и виновное в нем лицо (inscriptio). На основании этого протокола делалось постановление о принятии дела к разбирательству (nominis receptio) и назначался день судебного заседания. С этого момента лицо, против которого было начато преследование, становилось обвиняемым и теряло право быть свидетелем и избираться в должности, а обвинитель мог требовать полномочия на собирание доказательств, вызов свидетелей и т. д. В период империи (до смерти Юстиниана) предварительное производство значительно изменилось вследствие постепенного усиления в процессе следственного, розыскного начала.

Предъявление обвинения было соединено с его окончательным принятием. Положение обвиняемого также изменилось; он стал подвергаться как большим ограничениям в правах, так обыкновенно и строгому предварительному заключению. Вместе с тем постепенно уменьшалась гласность производства (с начала V стол.), увеличивалась письменность; прежнее право каждого гражданина предъявлять обвинение стало сокращаться. Изменившиеся условия общественной жизни постепенно привели к передаче преследования в руки представителей судебной власти; исполнение обязанностей обвинителя, не представлявшее раньше ничего предосудительного, стало считаться позорным. Это объясняется характером деятельности обвинителей еще в конце республиканского периода, когда среди них все чаще и чаще стали появляться люди, преследовавшие только свои личные, корыстные интересы. В древнем германском праве, как и в римском, процесс был строго обвинительным. Все предварительное производство состояло первоначально в торжественном вызове обвиняемого на суд в присутствии свидетелей; задержан он мог быть только вслед за совершением преступления.

С XI в. основанием для начала преследования, наряду с обвинением, стал служить донос, по которому судья должен был начать уголовное преследование ex officio. Значительное влияние на процесс в государствах, образованных германскими племенами, имело каноническое право. Сначала в церковных судах, как и в светских, уголовный процесс начинался при наличности обвинителя (за исключением преступлений, ставших общеизвестными).

Папа Иннокентий III расширил и укрепил процесс по расследованию (inquisitio; см. Розыскной процесс). Все действия судьи и показания протоколировались в виду возможности апелляции; процесс per in q uisitionem стал письменным и тайным (последнее — вследствие желания церкви избегать соблазна, вызываемого проступками духовных лиц). Формы следственного производства тем легче могли утвердиться именно в каноническом праве, что оно опиралось на римское, в котором следственное начало приобрело при императорах значительное влияние.

В XIII в. распространился обычай посылать особых следователей для допроса свидетелей на месте; такое предварительное исследование могло производиться без бытности подсудимого и без предоставления ему права вызывать свидетелей и предъявлять доказательства (aprise). В сочинениях светских юристов той эпохи встречается уже признание форм следственного производства (Albertus de Gandino, «Libellus super maleficiis»), причем предварительное производство подразделяется на inquisitio generalis и specialis. Инквизиционное предварительное С. стало окончательно господствующим в XV—XVI в.

Во Франции

Во Франции оно получило полную формулировку в законе 1670 г., сохранившем силу до великой французской революции. Начало уголовного преследования по этому закону обусловливалось доносом, жалобой или распоряжением судебной власти, в силу которого начиналось предварительное следствие (information), предоставленное исключительно судебным органам. Судья, начав Следствие, должен был вести его в строжайшей тайне и письменно. Свидетели допрашивались отдельно, в присутствии только судьи, производившего Следствие, и его секретаря. Обвиняемый также допрашивался отдельно и в тайне, причем его допросу придавалось особое значение. При С. употреблялась пытка. Законченное предварительное С. сообщалось прокурору и гражданским истцам на их заключение, и затем уже дело разрешалось окончательно.

В Германии по уголовному уложению Карла V (1532) разбирательство сохранило только внешность обвинительного процесса, сущность же его заключалась в применении следственного начала.

Исследование преступления ex officio формально уравнивалось с преследованием по обвинению, но на самом деле первое господствовало. Окончательное разбирательство имело мало значения: дело разрешалось при предварительном С. В этом направлении предварительное Следствие развивалось и дальше; все усилия его, при господстве тайны и письменности, клонились к получению сознания подсудимого, хотя бы путем применения физического воздействия (пытки) и всевозможных уловок со стороны судьи. Полное выражение инквизиционное предварительное Следствие (в смягченном виде) получило в баварском уложении 1813 г. Оно делилось на общее и специальное; последнее должно было производиться по особому постановлению суда, после которого подозреваемый переходил в разряд обвиняемых. В такой форме предварительное Следствие просуществовало в Германии до половины настоящего столетия.

В России

В России в древнейший период процесс уголовный и гражданский был обвинительным; все зависело от деятельности заинтересованных лиц; никаких твердо разграниченных ступеней судопроизводства не было. В Московском государстве впервые рядом с обвинительным процессом становится следственный и делается различие между судом и сыском. Последний является сначала экстраординарным средством, применяемым к лихим людям, уголовное преследование в таком случае начиналось по инициативе власти. Здесь уже можно различить, хотя и не вполне определенно, предварительное производство, состоявшее в собирании материала для судебного рассмотрения. Важнейшими средствами этого собирания были вначале обыск и пытка. Со времени Петра Великого к нам переносятся западные формы процесса, усиливается значение тайны и письменности; предписывается, напр., не сообщать обвиняемым в важнейших преступлениях пунктов обвинения. По воинским процессам предварительное С. отделяется от окончательного; главными его средствами остаются допрос с пристрастием и пытка; заканчивается оно постановлением заключения (сентенции), в которое вносятся все собранные доказательства. Петровское законодательство просуществовало, с некоторыми изменениями, до судебных уставов 1864 г.

3) Современное положение предварительного С. в западноевропейских государствах.

Английское предварительное Следствие

Английское предварительное Следствие находится в тесной связи со всем общественным строем Англии и является результатом вековой борьбы английского народа за свободу и права. Начало уголовного преследования, как в древнегерманском праве, зависит от предъявления обвинения частным или должностным лицом, уполномоченным на то. Обвинение предъявляется мировому или полицейскому судье, который производит первоначальное исследование дела.

Представление доказательств лежит всецело на обязанности сторон (частным лицам содействует полиция); судья только поверяет представляемые ему доказательства. Допрос начинается с обвинителя и свидетелей, которым обвиняемый может предлагать вопросы (перекрестный допрос). После этого судья обращается к обвиняемому с вопросом, не желает ли он дать объяснение по делу, причем на его усмотрение предоставлено, отвечать или нет. Показания свидетелей записываются, но на судебном С. могут быть прочитаны лишь при отсутствии свидетеля или в случае его смерти. Обвиняемый может пользоваться содействием защитника. Заседание происходит обыкновенно публично, но судья имеет право по важным соображениям не допускать участия защиты или закрывать двери заседания; на практике судьи обыкновенно не прибегают к этим мерам.

Если в заседании выяснится неполнота собранных доказательств, решение отлагается на несколько дней, в течение которых обвиняемый содержится в предварительном заключении или остается на свободе, представив поручительство. Предварительное задержание подозреваемых в преступлении принадлежит в важных случаях полиции, которая при сомнении должна получить приказ об аресте от судьи.

Такой же приказ может получить и частное лицо, подтвердив свое обвинение присягой.

германскоe Следствие

По германскому уставу уголовного судопроизводства предварительное Следствие есть подготовка материала для судебного С.; поэтому в мотивах к закону следователю рекомендуется избегать чрезмерного расширения их деятельности, могущего повредить рассмотрению дела на суде. Он должен только установить, что для назначения судебного С. нет препятствий фактических (недостаточность собранных доказательств) или формальных (напр. давность). Начинается предварительное С. по требованию обвинителя, обязанного точно определить деяние и виновника и передать акты дознания следователю-судье, который и ведет С. вполне самостоятельно (за прокуратурой остается право требовать производства следственных действий), под контролем судьи, который разрешает следователю наиболее важные действия (отдачу подсудимого на испытание в больницу, предварительное заключение, поручительство, назначение защиты). Подсудимому предоставляется обжаловать постановление об открытии С., если оно состоялось до его допроса. Суд разрешает пререкания между прокурором и следователем по поводу начатия С. Расширение и изменение С. должно производиться по выслушании заключения прокурора.

Следователь имеет право принимать доказательства, собранные дознанием, или проверять и дополнять их по усмотрению. Гласность С. (понимаемая в смысле осведомленности сторон о действиях следователя, а не в смысле публичности его, как в Англии) проведена неравномерно. Прокурор имеет право просматривать все акты и делать следователю соответствующие предложения; обвиняемый (или его защитник) пользуется этим правом в ограниченном объеме, насколько это не может повредить ходу С., но ему не может быть отказано в просмотре протокола о действиях, при которых он вправе присутствовать, и заключений экспертов. Обвиняемый и его защитник присутствуют при осмотрах, а также при допросе свидетелей и экспертов, если представляется вероятным, что они не явятся на судебное Следствие, и если нельзя опасаться, что свидетель не скажет правды в присутствии обвиняемого или защитника. Когда следователь считает Следствие законченным, он пересылает акты на заключение прокурору; последний может требовать доследования; пререкания опять разрешаются судом, который решает и вопрос о прекращении и приостановке С.

В Aвcmpиu предварительное Следствие также начинается только по требованию уполномоченного на то обвинителя (прокурора или частного обвинителя). Следователь-судья действует независимо от сторон и самостоятельно оценивает добытый материал. Пререкания разрешаются судом. Выполнение следственных действий может быть поручаемо и окружным судьям. Прокурор имеет право присутствовать при следственных действиях и делать предложения следователю. Обвиняемый может ходатайствовать о следственных действиях, необходимых для получения доказательств в пользу защиты. Следователь может отклонить ходатайство как обвинителя, так и обвиняемого; обвиняемому предоставлено право обжалования отказа суду; отклонение ходатайства обвинителя всегда должно быть разрешаемо судом. Обвинителю и защитнику дозволено присутствовать при осмотрах, обысках, просмотре бумаг и проверке важнейших доказательств. Все следственные действия происходят под контролем суда.

Таким образом, в Австрии и Германии допущены отступления от следственного начала, которое, тем не менее, лежит в основании следственного производства. Начало состязательности проведено не вполне: за обвинителем остается больше прав, чем за обвиняемым и его защитником; допущение последнего обязательно для следователя лишь в важнейших случаях и во многом зависит от его усмотрения. Во Франции до 1897 г. предварительное Следствие было построено на безусловном проведении следственного начала: все находилось в руках следователя и обвинителя.

Участие прокуратуры и полиции в С. допускалось в весьма широких размерах. Обвиняемый являлся не стороной, а объектом исследования; многие постановления уст. уг. судопр. почти целиком были заимствованы из старых законов, действовавших в XVII и в XVIII в. Так, напр., свидетели должны были допрашиваться каждый отдельно, вне присутствия обвиняемого. Защитник имел право видеться с обвиняемым лишь по окончании предварительного С.; тогда же только он получал право просмотра следственных актов. Допрос обвиняемого производился по усмотрению следователя; обвиняемый мог содержаться неопределенное время в строгом одиночном заключении, вне всяких сношений с внешним миром. Эти инквизиционные порядки, несовместные с современным процессом, поколеблены законом 1897 г., допустившим некоторую гласность и состязательность предварительного С.

Подсудимый после первого допроса может пригласить защитника, в присутствии которого следователь обязан производить допросы и очные ставки; но участие защитника в допросах обусловливается разрешением следователя, который в случае отказа должен упомянуть о том в протоколе. Облегчение сделано и относительно права сношений обвиняемого с посторонними лицами: следователь может запретить их не больше, чем на 20 дней, и это запрещение не распространяется на защитника. 4) Предварительное Следствие в России по судебным уставам (ст. 249—509 Устава угол. судопроизводства) до сих пор сохранило в значительной степени характер инквизиционного, розыскного исследования, без допущения защиты и гласности производства хотя бы в пределах, принятых в Австрии, Германии и Франции. Органами, производящими предварительное Следствие, являются судебные следователи (см. Следователь судебный).

Следователь подлежит отводу (см.) на равных основаниях с судьями; он обязан сам устранить себя от производства С. при наличности известной ему законной причины к отводу. Наблюдение за производством С. принадлежит прокуратуре. Пререкания между чинами прокуратуры и следователем разрешаются окружным судом. Прокурор имеет право присутствовать при следственных действиях и просматривать подлинное производство; судебный следователь обязан выполнять все его законные требования по собиранию доказательств и выяснению преступления. От прокурора зависит принятие менее строгих мер пресечения, чем предположенные следователем. Оконченное следственное производство представляется прокурору, который, признав материал неполным, может потребовать дополнительного С. (доследования).

Фактически влияние прокуратуры еще больше предполагаемого законом, так как судебные следователи находятся в некоторой зависимости от аттестации прокуроров; больше всего эта зависимость чувствуется исполняющими должность следователя. Значительными правами на предварительном С. пользуются потерпевшие от преступления, принесшие жалобу. Они могут представлять своих свидетелей и вообще доказательства по делу, присутствовать при всех следственных действиях, предлагать вопросы участвующим в процессе, просить об обеспечении гражданского иска. Учacmиe полиции в предварительном С. ограничивается собиранием сведений по поручению следователя, который имеет право проверять и дополнять все действия полиции, совершенные ею при производстве дознания. Полицейские чины за упущения по исполнению поручений подлежат ответственности: прокурор имеет право сделать им предостережение, а по постановлению окружного суда виновные подлежат выговору или привлечению к ответственности по суду через их начальство.

Предварительное Следствие может быть начато только при наличности законного повода и достаточного основания. Законными поводами признаются объявления и жалобы частных лиц, сообщения полицейских и других административных учреждений, предложения прокурорского надзора, явка с повинною и, наконец, собственное усмотрение следователя, если он застигнет совершающееся или только что совершившееся преступление. Начатие С. по частной жалобе обязательно; об оставлении без последствий сообщений административных учреждений следователь обязан уведомить прокурора, который при согласии с мнением следователя уведомляет о том подлежащее учреждение; точно так же соообщается прокурору и об оставлении без последствий явки с повинною. Производство С. состоит в собирании следователем доказательств по делу.

Следствие должно продолжаться до тех пор, пока не будет собран весь материал, выясняющий степень основательности подозрений против данного лица. Следователь уполномочен принимать все дозволенные законом меры для изыскания истины; его законные требования должны исполняться без замедления должностными и частными лицами. Предполагая, что следователь действует как судья, а не обвинитель, закон возлагает на него обязанность собирать доказательства беспристрастно как против обвиняемого, так и в его пользу. На практике выполнение этого требования затруднительно, особенно ввиду отношений следователя к прокурору; очень часто Следствие дает односторонний обвинительный материал, доброкачественность которого оказывается сомнительной при проверке на суде.

Соединение в лице следователя обязанностей судьи и обвинителя, отсутствие состязательности и гласности — главные источники недостатков нашего следственного производства. Следователь приступает к производству С. по преступлениям, совершенным или обнаруженным в его участке или в случае пребывания в нем подозреваемого; производить необходимые следственные действия он может и в других участках. На обязанности следователя лежит выяснение не только вероятности обвинения против данного лица, но вообще производство всех возможных и необходимых следственных действий, хотя бы предполагаемый виновник преступления скрылся или у следователя не было бы никаких указаний на виновника. В целях разыскания истины следователь имеет право и обязанность производить осмотры, освидетельствования, обыски и выемки (см. соотв. слова), приглашать для этого сведущих людей (см.), собирать вещественные доказательства (см.), охранять их для представления в суд по возможности в том виде, в каком они находились во время совершения преступления (предметы, подлежащие химическому или микроскопическому исследованию, должны быть уложены врачом или фармацевтом; предметы, не нужные для судебного производства, возвращаются под расписку их владельцам); наконец, следователь допрашивает свидетелей (см.), производит дознание через окольных людей (см.), допрашивает обвиняемого. Если последний находится на свободе, то вызывается повесткой; не явившийся без законных оснований (лишение свободы, прекращение сообщений, внезапное разорение, смерть или тяжкая болезнь вызываемого, его родителей, мужа, жены, детей, несвоевременное получение повестки) подвергается приводу, который допускается и без предварительного вызова при обвинении в преступлениях, наказание за которые связано с лишением или ограничением прав, а также при укрывательстве призываемого или неимении им определенного места жительства. Явка к следствию одинаково обязательна для лиц всех званий и состояний. Допрос обвиняемого должен происходить не позже 24 час. после явки или привода; при отсутствии следователя после этого срока, полиция обязана сообщить подозреваемому о причинах его задержания. При сомнении в нормальном умственном состоянии обвиняемого необходимо исследовать при помощи врача его умственные способности; в таком случае следственное производство через прокурора вносится в окружный суд, который и свидетельствует обвиняемого. Если обвиняемый несовершеннолетний (до 17 лет), следователь должен расследовать обстоятельства, по которым можно судить об его умственной и нравственной зрелости (для разрешения вопроса о разумении), и передать этот материал через прокурора в суд для окончательного решения о прекращении или продолжении уголовного преследования.

Следователь принимает меры пресечения обвиняемому способов уклоняться от суда и Следствие, состоящие в отобрании вида на жительство или отобрании подписки о невыезде, в отдаче под надзор полиции или на поруки, во взятии залога, в домашнем аресте; самая строгая мера — предварительное заключение (см. Пресечение способов уклоняться от следствия и суда). Предварительное Следствие, как построенное на следственном начале, заимствовало от розыскного процесса письменность производства. Каждое важное следственное действие должно быть протоколировано и только при этом условии может получить значение судебного доказательства. Протокол должен быть подписан всеми лицами, которых он касается; причины неисполнения этого требования должны быть в нем отмечены. Кроме протоколов по различным действиям, следователь составляет постановления, объясняющие ход следствия или заключающие в себе распоряжения следователя. Обвиняемый имеет право получать копии с протоколов и постановлений бесплатно, частный обвинитель или гражданский истец — за определенное вознаграждение. Не давая обвиняемому прав стороны на предварительном С., устав уголов. судопроизводства тем не менее доставляет ему возможность, хотя и не всегда легкоосуществимую, охранять свои интересы во время производства следственных действий путем обжалования последних.

Главным образом это право имеет значение для лиц, остающихся на свободе и могущих пользоваться, частным образом, юридической помощью. Лица, подвергнутые предварительному заключению, находятся в этом отношении в более тяжелых условиях. Жалобы подаются в окружный суд через следователя и могут быть как письменные, так и словесные (последние вносятся в протокол). Подача жалобы не приостанавливает Следствие. Рассматривается жалоба судом в первый присутственный день после ее получения, в распорядительном заседании. Жалобщик может представить свои объяснения; определение суда постановляется по выслушании заключения прокурора, вносится в протокол, объявляется жалобщику и немедленно приводится в исполнение. Определение окружного суда может быть обжаловано в судебную палату. Если палата является судом первой инстанции, жалоба приносится в уголовный кассационный департамент сената.

Заключение С. — то есть окончание С. и признание собранных данных достаточными для осуществления задач предварительного С. — зависит от следователя. Следователь должен предъявить законченное, по его мнению, производство обвиняемому и в случае указания им на новые обстоятельства проверить их, после чего он объявляет об окончании следствия участвующим в деле лицам и пересылает его прокурору, который, как выше сказано, может возвратить его для доследования. Прекращение С. является результатом признания недостаточности оснований для привлечения к ответственности данного лица или отсутствия состава преступления в деянии, вызвавшем Следствие.

Кроме того, следствие прекращается в случае смерти обвиняемого, в силу истечения давностного срока, по всемилостивейшему манифесту и при примирении обвиняемого с потерпевшим в случаях, предусмотренных законом (ст. 16 Уст. угол. суд.). Следователь должен в таких случаях испросить через прокурора разрешение окружного суда на прекращение С. Постановления окружного суда о прекращении дела при несогласии суда с мнением прокурора представляются в судебную палату. В судебную же палату может быть обжаловано это постановление в течение месяца потерпевшими (ст. 528 2 Уст. угол. суд.).

Судебная палата имеет право рассматривать вопрос о правильности прекращения С. и независимо от наличности жалобы (ст. 529 1 Уст. угол. суд.). Прекращенное С. может быть возобновлено, если: 1) откроются новые обстоятельства, не известные раньше следователю, 2) будет принесена в законном порядке жалоба, по отсутствию которой было прекращено С., 3) будут разрешены подлежащим установлением преюдициальные вопросы (см. Преюдициальность), неразрешение которых вызвало прекращение С. ст. 542 Уст. угол. суд.). Все эти основания имеют значение при одном общем условии — чтобы со времени прекращения С. не истек давностный срок, погашающий данное преступление (ст. 24 Уст. угол. суд.).

Приостановка С. бывает в тех случаях, когда следователь временно не имеет возможности собрать нужные доказательства, но не считает возможным признать С. оконченным и представить его к прекращению; равным образом С. приостанавливается при необходимости предварительного разрешения преюдициальных вопросов. Особые порядки производства предварительного С. существуют для военнослужащих, которые подлежат действию военных законов; кроме того, делаются отступления от общего порядка в связи с характером преступлений и с положением обвиняемых.

По преступлениям религиозного характера (ст. 1006—1007 Уст. угол. суд.) предварительное Следствие по делам о совращении из православия или об отступлении от христианской веры начинается только по требованию духовного начальства (кроме дел о последователях сект, в которых допускаются противонравственные действия и изуверства).

При производстве С. о духовных лицах уведомляется их начальство, которое имеет право сообщать следователю сведения по делу (ст. 1020 Уст. угол. С.).

По государственным преступлениям Следствие ведется членом судебной палаты, назначенным высочайшею властью на год, в присутствии прокурора судебной палаты. Член палаты имеет право производить выемку почтовой корреспонденции, не испрашивая на то разрешения суда. Жалобы на следственные действия подаются, смотря по подсудности дела, в судебную палату или в особое присутствие сената (1037, 1042, 1043 1 Уст. угол. суд.).

По должностным преступлениям Следствие производится ведомством, в котором служит обвиняемый (куда и предъявляется обвинение), за исключением следующих случаев: 1) когда в преступлении участвовали лица, не состоящие на службе, 2) когда к обвиняемому предъявлен гражданский иск и 3) когда преступление, служащее предметом С., влечет за собою наказание, соединенное с лишением прав. Следствие по обвинению губернаторов возлагается на члена судебной палаты. Начальству предоставляется командировать к С. чиновника для сообщения относящихся к делу сведений. Оконченное Следствие представляется прокурором на заключение начальства. Возникающие на этой почве пререкания разрешаются окончательно сенатом. При С. по нарушению уставов казенных учреждений могут присутствовать в качестве поверенных подчиненные этим учреждениям чиновники или уполномоченные ими частные лица (ст. 1157 Уст. угол. суд.).

Б. Судебное следствие есть рассмотрение доказательств виновности лица, обвиняемого в совершении данного преступления, судом, постановляющим приговор по существу дела. Судебное Следствие является центральной частью окончательного производства по делу, слагающегося из 1) приготовительных к суду распоряжений, 2) открытия судебного заседания, 3) судебного С., 4) судебных прений и 5) постановления приговора. Все эти отделы окончательного производства составляют одно целое, органически связанное общей целью выяснения истины по делу, переданному на рассмотрение суда, и разрешения его оправданием или обвинением подсудимого.

1) Приготовительными к суду распоряжениями называются распоряжения, делаемые предстателем или судом для подготовки дела к окончательному разбирательству. Они охватывают период времени от поступления дела в суд, окончательно его разрешающий (с этого момента подсудимый подчиняется власти суда), до открытия судебного заседания. По германскому закону определение лиц, вызываемых в судебное заседание, и представление доказательств зависит от усмотрения прокурора, который в этом отношении нисколько не ограничен доказательствами, указанными в обвинительном акте.

В повестке, вручаемой обвиняемому, находящемуся на свободе, должно быть указание на последствия неявки (за исключением проступков, караемых штрафом или арестом, когда дело может разбираться заочно). Обвиняемому, находящемуся в предварительном заключении, сообщается о сроке судебного заседания и дозволяется предъявлять ходатайства в интересах защиты. Вместе с этим обвиняемому вручается постановление о предании суду.

В случае отказа председателя в вызове указанных обвиняемым свидетелей обвиняемый имеет право вызвать их на свой счет под условием взноса вознаграждения, следующего свидетелю; впоследствии оно может быть принято на счет казны, если показание вызванного окажется существенным. Дополнительный список свидетелей и экспертов (сравнительно с обвинительным актом) стороны должны сообщать друг другу. Если свидетель или эксперт не может явиться в судебное заседание на законном основании, он может быть допрошен под присягою, по распоряжению суда, в его месте жительства.

В Aвcmpиu допрос обвиняемого производится лишь по делам, разбираемым с участием присяжных заседателей. Подсудимый, находящийся на свободе, может быть вызван для этого председателем или допрошен на месте окружным судьею. В это же время должен быть назначен защитник, если он не был приглашен подсудимым раньше. Стороны могут требовать дополнения С., которое в случае согласия председателя (при несогласии решает суд) по его распоряжению производится в общем порядке. Прокурор имеет право и в этот период отказаться от обвинения; в таком случае ведение дела предоставляется гражданскому истцу. Изменение обвинительного акта прокурором возможно лишь тогда, когда по делу нет постановления обвинительной камеры о предании суду; в последнем случае обвинительный акт должен быть поддерживаем или целиком взят обратно.

Во Франции председатель допрашивает подсудимого (за 5 дней по открытии заседания), сообщает ему, что он может обжаловать по основаниям, указанным в законе, определение о предании суду, и в случае отсутствия защитника назначает его.

Председатель имеет право, как и в Австрии, потребовать дополнительных следственных действий по делу. Приготовительные распоряжения к судебному разбирательству по русским законам (ст. 547—594 Уст. угол. суд.) состоят в выполнении формальностей, имеющих целью обеспечить правильное рассмотрение дела, и делаются или по усмотрению председателя, или, в важнейших случаях, по постановлению суда. При этом в отличие от иностранных законодательств устав угол. суд. не допускает предварительного обсуждения судом существа дела: председатель не допрашивает подсудимого по предмету обвинения и не может требовать доследования. По вступлении дела в суд определяется, прежде всего, порядок производства дела и разрешаются все жалобы и заявления по этому поводу. Суду принадлежит также составление сессионного списка присяжных заседателей и разрешение всех сомнительных случаев, которые сочтет нужным представить на рассмотрение судебной коллегии ее председатель.

Председатель единолично распоряжается о вручении подсудимому обвинительного акта и списка свидетелей, при чем ему объявляется, что в семидневный срок он может просить о дополнении списка свидетелей и уведомить суд об избрании защитника (или о желании защищаться самому) или просить о назначении защитника от суда. Подсудимый может избрать в защитники кого он пожелает, из числа лиц, не лишенных законом права ходатайствовать в судах по чужим делам. В случае неизбрания защитника председатель может назначить его даже без просьбы подсудимого. Защитник назначается из присяжных поверенных и кандидатов на судебные должности, свободных от других занятий; в крайнем случае с согласия подсудимого защита может быть поручена частному лицу, как это допускает кассационная практика (1871/1471); но председатель не имеет права назначать защитниками помощников присяжных поверенных (опр. сен. 1881/29), могущих получить защиту лишь путем передачи ее с согласия подсудимого присяжным поверенным. Для несовершеннолетних (до 17 лет) назначение защитника (в случае неизбрания его подсудимым) обязательно для суда. Назначенные или избранные защитники могут быть заменяемы другими с ведома председателя. Во время приготовительных к суду распоряжений защитник подсудимого, частный обвинитель, гражданский истец и их представители имеют право рассматривать подлинное производство в канцелярии суда; защитник может беседовать с подсудимым наедине. Дополнение списка свидетелей обусловливается не только семидневным сроком, но и указанием на обстоятельства, для выяснения которых вызываются свидетели.

Суд может мотивированным определением отказать в вызове свидетелей, если признает эти обстоятельства несущественными; тогда подсудимому предоставляется в течение 7 дней просить о вызове свидетелей на его счет или пригласить их от себя, причем, по едва ли основательному толкованию кассационной практики, суд может отказать в вызове свидетелей и при таких условиях, если найдет показания их не имеющими никакого отношения к делу (1878/34, д. Засулич).

Свидетели, вызываемые после истечения указанных сроков, допрашиваются лишь по новым обстоятельствам и с согласия противной стороны (если она не была уведомлена о том за день до допроса). На равных со свидетелями основаниях вызываются и эксперты. За три дня до заседания подсудимому сообщается список судей, прокурора и присяжных. На обязанности председателя лежит назначение дня судебного заседания, извещение об этом повестками частных обвинителей, гражданских истцов и всех приглашенных к судебному С., а также защитника и подсудимого (по делам несовершеннолетних до 17 лет извещаются родители и опекуны; в более важных случаях суд может потребовать их явки в суд). Личная явка в суд обязательна для подсудимого, находящегося на свободе и обвиняемого в преступлениях, влекущих за собой лишение прав. Неявка в таких случаях имеет последствием привод в суд подсудимого и взыскание издержек, причиненных отсрочкой. По остальным делам разбирательство может происходить и заочно. Неявка частного обвинителя прекращает дело; неявка гражданского истца устраняет рассмотрение иска.

2) Судебное заседание по современным процессуальным законодательствам с наибольшею торжественностью производится при рассмотрении дел с участием присяжных заседателей. Во Франции оно начинается (за исключением случаев неявки подсудимого, предусмотренных законом, или когда подсудимый удаляется из залы суда за нарушение порядка) с вопросов председателя об имени, возрасте, занятии, местожительстве и месторождении подсудимого; затем приносится присяга присяжными заседателями, читаются определение о предании суду и обвинительный акт, и происходит перекличка свидетелей. Самое судебное следствие открывается допросом подсудимого председателем. Этот допрос не предусмотрен законом и производится в силу установившегося обычая. Вследствие обвинительных тенденций французских председателей он приносит более вреда, чем пользы интересам правосудия.

За допросом подсудимого следует допрос свидетелей, сначала вызванных обвинением, потом защитой, и рассматриваются другие доказательства по делу; по окончании С. произносят речи обвинитель и защитники. После этого председатель составляет, при участии сторон, вопросы присяжным, излагает им правила их совещания и вручает вопросный лист. Затем происходит совещание присяжных, провозглашение их вердикта и постановление приговора судебной коллегией. В Австрии председатель определяет порядок представления доказательств (обыкновенно — сперва обвинительных) и допрашивает подсудимого, который может отказаться от ответов (закон разрешает прочтение показаний данных на предварительном следствии, так что подсудимый часто бывает вынужден давать объяснения, чтобы изгладить впечатление своих прежних показаний). Подсудимый может давать объяснения по каждому представленному доказательству, может совещаться с защитником; содействие последнего не допускается лишь при ответах подсудимого на допрос председателя. Из документов, относящихся к делу, могут быть прочитываемы протоколы осмотров и все письменные доказательства, а в случаях, указанных законом, — заключения экспертов, показания свидетелей и (в важных случаях) подсудимого, записанные органами судебной власти.

Показания подсудимого могут быть прочтены и в случае их противоречия с объяснениями, данными им на судебном С. После заключения С. происходит постановка вопросов присяжным заседателям, за которою следуют судебные прения, ограниченные пределами поставленных присяжным вопросов, резюме председателя, вручение вопросного листа присяжным, их совещание и постановление приговора. В Германии существует тот же порядок разбора дела, как и в Австрии. Строже постановления относительно чтения показаний свидетелей и экспертов, которое ограничивается случаями смерти, болезни и неотыскания названных лиц; могут читаться удостоверения правительственных учреждений; если последние единоличны, то суд может потребовать устного допроса должностного лица; от коллегии в таких случаях можно вызвать уполномоченного. Показания свидетеля могут быть прочтены, если он забыл какое-либо обстоятельство или впал в существенное противоречие, не устранимое иначе, как перерывом судебного заседания.

В Англии судебное Следствие имеет другое, чем в континентальных государствах, исторически сложившееся построение. Оно производится лишь в случае несознания подсудимого. Главнейшее отличие судебного С. в Англии — в том, что сначала обвинитель произносит речь и представляет свои доказательства, затем идет речь защитника и представление его доказательств. Подсудимому не делается допроса, но, по обычаю, подтвержденному законом 12 авг. 1898 г., в конце судебного С. ему дозволяется дать свои объяснения по делу (statement); этим же законом в отступление от вековых традиций английского процесса подсудимому предоставлено право давать показания по собственному делу в качестве свидетеля.

Если подсудимый желает воспользоваться этим правом, он приводится к присяге и подвергается перекрестному допросу относительно обстоятельств дела. Вопросы о совершенных им прежде проступках и о прошлой его жизни предлагаются лишь тогда, когда прежний проступок имеет связь с настоящим или подсудимый сам ссылается на свой прежний образ жизни. После окончания С. председатель произносит резюме, состоящее в выяснении характера и значения доказательств по делу и правовых начал, применяемых к нему, происходит совещание присяжных и постановление приговора.

По русским законам (ст. 611—734 Уст. угол. судопр.) заседание окружного суда или судебной палаты открывается провозглашением дела, подлежащего рассмотрению; затем вводится подсудимый и допрашивается председателем об имени, звании, возрасте, вероисповедании и занятиях (с целью устранения сомнений в тождестве подсудимого с лицом, указанным в обвинительном акте), а также о получении копии обвинительного акта или жалобы. Вслед за этим оглашается список свидетелей, выясняется, кто из них не явился, и обсуждается вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие неявившихся свидетелей.

Если к рассмотрению дела не встречается препятствий, свидетели приводятся к присяге и удаляются в свидетельскую комнату. Если дело рассматривается с присяжными, суд рассматривает причины неявки некоторых из них, освобождает по законным причинам от исполнения обязанностей присяжного и, установив наличный состав, предоставляет сторонам воспользоваться принадлежащим им правом отвода, затем определяет по жребию 12 присяжных, решающих дело, и 2 запасных; присяжные выбирают из своей среды старшину (к присяге они приводятся лишь один раз, в начале сессии, в присутствии подсудимых).

Руководство судебным заседанием возложено на председателя, а в важных случаях — на судебную коллегию. Председатель ведет судебное С., сдерживает деятельность сторон (обвинителя, защитника и других участвующих) в должных пределах, принимает меры, необходимые для лучшего выяснения дела, останавливает всякие попытки ввести в рассмотрение доказательств не имеющий отношения к делу материал, устраняет личные пререкания, охраняет права свидетелей и других участвующих в деле лиц, отклоняет несвоевременные или неуместные требования и вообще принимает все нужные меры для охраны порядка в судебном заседании. Он должен доставить присяжным все находящиеся в его распоряжении средства для всестороннего рассмотрения дела и давать им надлежащие объяснения в доступной для них форме.

Особенное внимание закон обращает на обеспечение интересов подсудимого, которому председатель обязан предоставить «всевозможные средства к оправданию»; после каждого представленного доказательства ему должен быть предложен вопрос, не имеет ли он каких-либо замечаний и возражений. Более важные и сомнительные случаи разрешаются всей судебной коллегией, постановляющей свое определение по выслушании заключения прокурора. Участвующие в деле и посторонние лица, присутствующие в заседании, подчинены дисциплинарной власти председателя в границах, определяемых необходимостью охраны порядка, уважения к суду и беспрепятственного разбора дела. Если внушение, сделанное председателем лицу, нарушающему порядок, не окажет должного действия, это лицо может быть удалено из зала заседания и в крайнем случае арестовано. В случае удаления защитника должен быть назначен новый или подсудимому дана возможность избрать нового защитника.

Стороны (прокурор или частный обвинитель, защитник и подсудимый) поставлены в одинаковое положение; они имеют право представлять доказательства, участвовать в их разборе, давать объяснения, отводить свидетелей и экспертов, предлагать им вопросы (с разрешения председателя), возражать против их показаний. Начало равноправности на судебном С. ослабляется полным отсутствием его на предварительном С. и значительным стеснением его во время приготовительных к суду распоряжений, когда на первый план выдвинуты интересы обвинения; вследствие промахов и ошибок, допущенных во время названных отделов судебного производства, судебное С. часто не в состоянии дать надлежащих результатов.

Гражданский истец имеет права равные с правами сторон, насколько это необходимо для обоснования поддерживаемого им гражданского иска. Собственно судебное С. открывается чтением обвинительного акта или частной жалобы, после которого председатель суда обращается к подсудимому с вопросом о его виновности. Если подсудимый признает себя виновным, ему предлагается рассказать, как произошло преступление и, смотря по обстоятельствам, могут быть предложены дальнейшие вопросы.

исключительных случая

В исключительных случаях, при согласии сторон, суд может признать излишним рассмотрение доказательств и прямо перейти к судебным прениям. В делах о несовершеннолетних до 17 лет вместе с ними дозволено давать суду объяснения их родителям или лицам, заступающим место последних. Когда подсудимых несколько, они допрашиваются каждый отдельно и в случае надобности — в отсутствие других. При отрицании виновности подсудимому не предлагается вопросов об обстоятельствах преступления, и суд прямо переходит к разбору доказательств по делу. По общему правилу судебное С. ведется изустно, но с существенными исключениями. Дозволяется прочитывать показания свидетелей умерших, больных, дряхлых, находящихся в дальней отлучке, лиц высокопоставленных, освобожденных от обязательной явки в судебное заседание; показания прочитываются и в тех случаях, когда c ними несогласны показания тех же лиц на суде. Показания подсудимых без их согласия не могут читаться на суде, хотя бы они и не содержали в себе непосредственного сознания в совершенном преступлении, относились, напр., к другим подсудимым. Кассационная практика допускает отступление от этого основного начала в случае смерти одного из подсудимых, или его болезни, или бегства, и допускает при разборе дела в апелляционной инстанции прочтение показаний подсудимых, осужденных и не подавших апелляционной жалобы. По требованию сторон или по усмотрению суда подлежат прочтению протоколы об осмотрах, освидетельствованиях и обысках; все другие документы, являющиеся вещественными доказательствами по делу, читаются в объеме, в котором суд признает это необходимым для выяснения обстоятельств дела; сюда же относятся официальные справки, удостоверения и другие акты правительственных установлений. Свидетелями могут читаться документы, относящиеся к предмету их показаний. Устность разбирательства не считается нарушенной, если участвующие в деле пользуются во время своих объяснений памятными записками о предметах, которые иным способом трудно удержать в памяти. Поверка протоколов об осмотрах в случае сомнения в их достоверности и точности поручается одному из судей или судебному следователю; осмотр местности может быть произведен и всем судом в полном составе (судебное заседание открывается, по выражению закона, на месте совершения преступления). Экспертиза, произведенная на предварительном следствии, может быть проверена в заседании суда новыми экспертами, вызванными по желанию сторон или избранными судом (освидетельствование состояния умственных способностей производится до обращения приговора к исполнению в общем порядке, указанном ст. 355 Уст. уг. суд.). Вещественные доказательства должны находиться, если это возможно по их свойству, в зале заседания и осматриваться судьями, присяжными и сторонами. Обыкновенно сначала допрашиваются потерпевшие и свидетели, вызванные обвинением, затем свидетели, вызванные защитой (этот порядок может быть изменен председателем в силу каких-либо важных оснований). Свидетель обязан передать все известное ему по делу, не повторяя «слухов, неизвестно от кого исходящих», и отвечать на вопросы сторон, судей и присяжных; каждый свидетель может быть поставлен на очную ставку с кем-либо из лиц, прикосновенных к процессу; он может удалиться до окончания судебного заседания только с разрешения председателя и с согласия сторон. Все доказательства должны быть представлены и рассмотрены до заключения судебного С.; по окончании его стороны имеют право представить вновь открывшееся доказательство, для рассмотрения которого опять открывается судебное С.; стороне, незнакомой с новым доказательством, должно быть дано время для ознакомления с ним, для чего суд даже может отложить заседание. С. может быть возобновлено и по ходатайству присяжных, если им покажется необходимым проверить какое-либо доказательство. Когда возобновление С. произошло после или во время судебных прений, они также принадлежат возобновлению. Судебные прения (ст. 735—749 Уст, угол. суд.) являются завершением судебного С.; они обнимают собою речи обвинителя, гражданского истца, защитника и подсудимого, заключающие в себе оценку изложенных в суде доказательств и следующие из них выводы. Во время судебного С. стороны не имеют права сопоставлять и оценивать представляемых доказательств, а могут только выяснять значение и степень достоверности каждого из них, подготовляя материал для судебных прений. В судебном С. все сосредоточивается на разборе и выяснении фактов; в судебных прениях фактические основания считаются уже данными, на первый план выступает их разбор и оценка. В предыдущих стадиях производства от сторон требуется, главным образом, знание дела, уменье вести допрос; в судебных прениях играют выдающуюся роль ораторские способности. Как и вообще во время заседания, руководящая власть во время судебных прений принадлежит председателю, который должен не допускать отклонений от предмета речи, оскорбительных о ком-либо отзывов и выражений, нарушающих должное уважение к религии, закону и установленным властям; он должен в таких случаях останавливать стороны и, может быть, при исключительных обстоятельствах, принять и более серьезные меры. Порядок судебных прений определяется так: сначала говорят обвинитель и гражданский истец, затем защитник и подсудимый. Обвинитель имеет право возражения (реплики) защите, но последнее слово во всяком случае остается за защитником и подсудимыми. По делам о несовершеннолетних заключительные объяснения даются также родителями или лицами, их заменяющими, если они пожелают. Прения происходят в присутствии подсудимого (несовершеннолетние до 17 лет по определению суда могут быть удалены из заседания как во время судебного следствия, так и во время прений; равным образом удаляются и подсудимые, нарушающие порядок). Для каждого из лиц, участвующих в прениях, закон устанавливает ближайшим образом предмет прений. Обвинитель излагает в своей речи существенные данные в пользу обвинения и свои выводы о виновности подсудимого; если в деле не участвуют присяжные, то сюда присоединяются и соображения о наказании, которому должен подлежать подсудимый. Закон требует, чтобы прокурор не был односторонним, не преувеличивал значения доказательств и важности преступления; отсюда ясно, что закон смотрит на прокурора не только как на обвинителя, но и как на блюстителя интересов правосудия. На практике, однако, с начала судебного С. и до окончания прений прокурор, не отказавшийся от обвинения, является обыкновенно стороною; убежденный в виновности подсудимого, он не может совместить в себе и обвинителя, и судью. Частный обвинитель находится в одинаковом положении с прокурором. Пределы речи гражданского истца ограничиваются действиями и обстоятельствами, связанными с предметом гражд. иска. Защитник и подсудимый в своих речах, соблюдая должное уважение к закону, религии и власти, имеют право представлять все соображения и доказательства, которыми или устраняется обвинение, или уменьшается его важность и изменяется ответственность подсудимого. Граница судебных прений определяется рассмотренным на суде материалом; не заявленное на суде, хотя бы и нашедшее себе место в предварительном производстве, не может служить предметом прений; так, напр., нельзя указывать в речах на несогласие свидетельских показаний с показаниями, данными на предварительном С., если последние не были прочтены во время заседания (73/710, Белопольского). Сенатская практика считает даже нарушением закона ссылку на сочинения специалистов, служащую для оспаривания экспертизы, если на них не было указано во время судебного С. при допросе экспертов (92/20, Сергеева); это представляется уже несколько ригористичным ограничением прений, так как пользование научными авторитетами едва ли может грозить опасностью интересам правосудия: суд не связан мнениями авторитетов, равно как и личными мнениями сторон. Известными суду считаются все обстоятельства, занесенные в обвинительный акт, хотя бы они и не повторялись на судебном С. (94/27, Макарова). По сенатским разъяснениям, предметом судебного исследования вообще не могут быть обстоятельства, не связанные с преступлением, но компрометирующие подсудимого в нравственном отношении; рассмотрение их является «удовлетворением ненужного и праздного любопытства» (95/17, Палем). Равным образом считаются недопустимыми и попытки повлиять на судей посторонними соображениями, указанием на высшие государственные интересы, политику или отрицанием преступности деяния, признаваемого по закону преступным (88/10, Кетхудова). Судебный оратор должен пользоваться как юридическим материалом (толкование закона, возможность его применения, преюдициальные вопросы, давность и т. д.), так и бытовым; он должен руководствоваться соображениями, относящимися не только к преступному деянию, но и к личности преступника; это не возбраняют и толкования сената, не допускающего лишь перехода к посторонним обстоятельствам, для удовлетворения «праздного любопытства». Деяние неотделимо от деятеля; выяснение степени виновности данного лица зависит иногда от массы социальных и личных условий, среди которых приходилось жить и действовать подсудимому. Закон и практика не отвергают также права воздействовать на чувство судей, вызывая известное настроение; устанавливается практикой только вполне целесообразное правило, что оратор не должен прибегать для достижения своей цели к средствам, неуместным с точки зрения правосудия, выводящим судей за пределы данного случая. Вполне законно пользование в речах общими рассуждениями, характеристикой участвующих лиц, окружающей их среды, юмором, до тех пор пока оратор не выходит за границы обстоятельств дела. В отношениях друг к другу и вообще к участвующим в деле закон требует от ораторов сдержанности, не стесняя их в неблагоприятной оценке того или другого лица, лишь бы она вызывалась действительною необходимостью, не выражалась в оскорбительной форме и не затрагивала религии и государства. По окончании судебных прений наступает последняя стадия судебного разбирательства — постановление приговора (ст. 750—828 Уст. угол. суд.). Она начинается с постановления судом, при участии сторон, вопросов, на которые следует ответить для разрешения дела (см.). Если дело разбирается с присяжными, вопросы ставятся только о виновности. За постановкой вопросов следует резюме председателя (см.), после которого старшине присяжных вручается вопросный лист, и присяжные удаляются в совещательную комнату. По окончании совещания присяжные выходят в залу заседания, и их старшина передает председателю вопросный лист для просмотра; если в вердикте нет противоречий и неточностей, старшина прочитывает громко вопросы, поставленные присяжным, и данные на них ответы. При неточности вердикта присяжные направляются к дополнительному совещанию. Если вердикт обвинительный, суд постановляет приговор о наказании; при оправдательном вердикте подсудимый немедленно освобождается (см. Приговор; Оправдательный приговор). Суд разрешает также вопросы о вознаграждении потерпевшего, о возврате похищенных вещей и о судебных издержках. По всем этим вопросам выслушиваются заключение прокурора и соображения подсудимого и его защитника. Постановлением приговора исчерпывается окончательный разбор дела. В чрезвычайных случаях, когда, по мнению суда, подсудимый подлежит наказанию, не соответствующему степени его вины, суд может ходатайствовать перед высочайшей властью о смягчении наказания или о помиловании. В делах, рассматриваемых с участием присяжных, суд имеет право передать дело на другую сессию, для вторичного разбирательства, если единогласно найдет, что присяжными осужден невинный. Судебное следствие в местных судебных учреждениях (мировые суды, городские судьи, земские начальники) сохраняет, в основных чертах, тот же порядок, но с значительными упрощениями.

Литература

(кроме учебников уголовного процесса):

  • Квачевский, «Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений»
  • Макалинский, «Практическое руководство для судебных следователей» (изд. 4-е)
  • Соколов, «Практическое руководство для судебных следователей»"
  • Палаузов, «Предварительное следствие»
  • Гросс, «Руководство для судебных следователей»
  • Delpech, «La proc é dure en cour d’assises»
  • К. Арсеньев, «Предание суду и дальнейший ход уголовного дела до начала судебного С.»
  • его же, «Судебное следствие»
  • Даневский, «Прочтение показаний подсудимого, свидетелей и других документов» («Журн. Мин. юст.», 1897).

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home