Отверженные (роман)

Эта статья или раздел нуждается в переработке.
Пожалуйста, улучшите её в соответствии с правилами написания статей.

«Отверженные» - роман Виктора Гюго.

«До тех пор, пока в силу законов общества и его нравов над человеком будет тяготеть проклятие, которое в эпоху расцвета цивилизации создает для него ад на земле и отягчает его судьбу, зависящую от бога, пагубными усилиями людей; до тех пор, пока не будут разрешены три основные проблемы нашего века: угнетение мужчины, принадлежащего к классу пролетариата, падение женщины по причине голода, увядание ребенка вследствие мрака невежества; до тех пор, пока в некоторых слоях общества будет существовать застой; иными словами и беря шире — до тех пор, пока на земле не перестанут царить нужда и невежество,— книги, подобные этой, будут, пожалуй, небесполезны.» Отвиль-Хауз, 1862 г.

Монументальное эпическое полотно позднего романтизма, роман-"река" «Отверженные» был создан Гюго на чужбине, в годы эмиграции из бонапартистской Франции. Отказавшись вернуться во Францию по амнистии 18 августа 1859 года, мастер встретил свое шестидесятилетие в изгнании в расцвете творческих сил. Как бы подводя итог значительной части своего писательского пути, Гюго ознаменовывает юбилейный год завершением работы над романом-эпопеей «Отверженные», который стал самым популярным его произведением.

Замысел романа из жизни низов, жертв общественной несправедливости, возник у писателя еще в начале его творческого пути. Узнав в 1823 году, что его друг Гаспар де Понс будет проездом в Тулоне, он просит его собрать сведения о быте каторжников. Интерес Гюго к каторге был, вероятно, пробужден наделавшей много шума историей беглого каторжника, ставшего полковником и арестованного в 1820 году в Париже. В 1828 году бывший префект Миоллис рассказал Гюго о своем брате, монсеньере Миоллисе, епископе города Динь, оказавшем в 1806 году гостеприимство освобожденному каторжнику Пьеру Морену. Духовно переродившись под влиянием епископа, Морен стал военным санитаром и затем погиб под Ватерлоо. В 1829 году Гюго поместил в XXIII главе «Последнего дня приговоренного к смерти» рассказ каторжника, отбывшего срок и сталкивающегося с первых шагов на свободе с предубежденностью и враждебностью окружающих; во многом это уже напоминало историю Жана Вальжана. К началу 1830 года Гюго стал представлять себе очертания будущего романа и набросал начало предисловия к нему: «Тем, кто спросил бы, действительно ли случилась, как выражаются, эта история, мы бы ответили, что это не имеет значения. Если волею случая эта книга заключает в себе урок или совет, если события, о которых в ней идет речь, или чувства, вызываемые ею, не лишены смысла, то она достигла своей цели… Важно не то, чтобы история была правдивой, но чтобы она была истинной…»

В 1832 году Гюго намеревался приступить к непосредственной работе над «историей», ибо в марте этого года он заключил с издателями Госленом и Рандюэлем договор на издание романа, название которого не было обозначено, хотя нет никакого сомнения, что речь шла о будущем романе «Нищета» («Les Mis’eres»), первом варианте «Отверженных» («Les Miserables»). Театр отвлек писателя от романа, однако замысел книги продолжал зреть в его душе, обогащаясь новыми впечатлениями, которые давала ему жизнь, и все усиливавшимся интересом Гюго к социальным вопросам (контуры будущего романа мы можем обнаружить и в повести 1834 года «Клод Ге», у героя которой немало общего с Жаном Вальжаном, и в стихотворениях 30—40-х годов, связанных с идеями социального сострадания). Наконец, шумный успех «Парижских тайн» Эжена Сю (18421843) обратил мысли Гюго к роману о жизни народа, хотя, конечно, вступая в явное соперничество с Сю, Гюго думал не о бойком романе-фельетоне, а о социальной эпопее.

17 ноября 1845 года Гюго начал писать роман, о котором он столько мечтал и который был назван им «Жан Трежан»; через два года заголовок меняется на «Нищету», и в это время Гюго настолько захвачен работой, что решает в течение двух месяцев обедать только в девять часов, «чтобы удлинить свой рабочий день». События революции 1848 года прервали эту упорную работу, и Гюго вновь вернулся к ней в августе 1851 года. Затем последовал новый перерыв, вызванный переворотом 2 декабря. Последнюю часть Гюго заканчивает уже в Брюсселе.

Первая редакция романа была готова, таким образом, к 1852 году. Она состояла из четырех частей и содержала гораздо меньшее количество эпизодов и авторских отступлений, чем окончательный текст. Когда в 1860 году Гюго решил переработать книгу, окончательно названную в 1854 году «Отверженные», он дал полную свободу лирическому началу своей прозы. За счет авторских отступлений объем романа значительно увеличился. Появились в нем и ответвления от основной сюжетной линии. В 1861 году, во время поездки в Бельгию, Гюго за две недели создал описание сражения под Ватерлоо; в это же время в роман включаются новые главы, изображающие тайное республиканское общество «Друзей азбуки», создается идеальный образ «жреца революции» Анжольраса. Некоторые новые оттенки появились в характеристике Мариуса, в которой нашли отражение отдельные черты молодого Виктора Гюго. В целом окончательная редакция «Отверженных» свидетельствовала об углублении демократических взглядов писателя.

Обычно «Отверженных» считают романом о современной жизни. Однако не надо забывать, что завершен он в 1862 году, в то время как происходящие в нем события относятся к 18101830 годам. Таким образом, как и другие романы Гюго, этот роман по существу является историческим, и это не случайно, ибо историческая масштабность требуется Гюго для постановки главнейших, с его точки зрения, вопросов человеческого существования.

Сердцевину замысла «Отверженных» составляет та же идея морального прогресса как необходимого условия общественных преобразований, которой проникнуто все зрелое творчество Гюго. Писатель не скрывал, что его книга носит дидактический характер: «Сочинение этой книги шло изнутри вовне. Идея родила персонажей, персонажи произвели драму». Свой роман он называл «эпосом души», имея в виду процесс нравственного совершенствования героя Жана Вальжана, как и в других произведениях Гюго, столкновение главных действующих лиц воплощает романтическую идею борьбы добра и зла, социальные проблемы переключаются писателем в плоскость этическую. С точки зрения Гюго, есть две справедливости: одна, которая определяется юридическими законами, и другая — высшая справедливость, высшая гуманность, основывающаяся на принципах христианского милосердия. Носителем первой в романе является полицейский инспектор Жавер, носителем второй — епископ Мириэль. Истинность этих принципов проверяется на судьбе главного героя Жана Вальжана, и в конце концов юридический закон в лице Жавера отступает перед законом милосердия, преподанным Жану Вальжану епископом Мириэлем. В своем романе за основу основ Гюго берет не материальную жизнь, а моральное бытие, понимаемое как извечную человеческую сущность. Не общественные условия нужно изменить, чтобы изменился человек,— надо изменить человека, и тогда изменятся общественные условия, будет искоренено социальное зло. Процесс этого пересоздания человека изнутри и отражает роман «Отверженные», как утверждается в первом варианте предисловия к нему: «Эта книга от начала до конца в целом и в подробностях представляет движение от зла к добру, от несправедливого к справедливому, от ложного к истинному, от мрака к свету, от алчности к совестливости, от гниения к жизни, от скотского состояния к чувству долга, от ада к небу, от ничтожества к богу».

Подобный замысел легко мог бы привести писателя к схематизму образов, и Гюго не всегда удается избегнуть этой опасности.

Будучи большим художником, Гюго не мог не отразить в романе некоторых существеннейших сторон действительности, связанных с тремя основными социальными проблемами того времени, о которых говорится в предисловии («угнетение мужчины, принадлежащего к классу пролетариата, падение женщины по причине голода, увядание ребенка вследствие мрака невежества»). Демократические симпатии Гюго приводят его к созданию правдивой картины народного восстания 1832 года.

Но при этом перед нами все же типично романтическое произведение. В этой огромной панораме все приподнято, ярко, красочно, необычно. Фабула, как всегда у Гюго, чрезвычайно остра, авантюрна, в развитии действия большую роль играет случай, обнаружение тайны и т. п. Подобным авантюрным мотивам как будто противоречит любовь автора ко всякого рода описаниям и отступлениям, однако эти ретардации лишь возбуждают интерес, а также создают впечатление грандиозности, эпичности (так, для рассказа о том, как Тенардье «спас» отца Мариуса, Гюго дает всю историю битвы при Ватерлоо), Романтическим является и психологизм Гюго. Внутреннее развитие человека, историю его души Гюго любит давать в виде резких переворотов (таково перерождение Жана Вальжана, Жавера), избегая нюансов, незаметных переходов.

Непреходящее историческое значение «Отверженных» в том, что Гюго выступает в этом романе неутомимым обличителем буржуазного мира, его лицемерия, лжи, бездушия, жестокости. Гюго берет под защиту отверженного человека, страдающий и гонимый народ. Вот почему и в наши дни не может оставить читателя равнодушным произведение, которое великий гуманист Лев Толстой однажды назвал лучшим французским романом. Толстой оставался верен своей любви Гюго до конца жизни, заявив в 1907 г. в разговоре с С. А. Стахович: «У Виктора Гюго есть большая сила, настоящая…».

Высоко оценил «Отверженных» и Достоевский. По свидетельству жены писателя, Анны Григорьевны, он воспользовался двухдневным арестом за нарушение цензурных условий при издании журнала «Гражданин», чтобы перечитать «Отверженных». «Вернулся из-под ареста Федор Михайлович очень веселый и говорил, что превосходно провел два дня. Его сожитель по камере… целыми часами спал днем, и мужу удалось без помехи перечитать „Les Miserables“ Виктора Гюго…». «Вот и хорошо, что меня засадили,— весело говорил он,— а то разве у меня нашлось бы когда-нибудь время, чтобы возобновить давнишние чудесные впечатления от этого великого произведения?»


Библиография

  • Толстой Л. Н. Предисловие к сочинениям Гюи де Мопасса-на//Полн. собр. соч. в 90 т.— Т. 30.— С. 3—24.
  • Литературное наследство, т. 90. «Яснополянские записки» Д. П. Маковицкого, кн. 2.— М., 1979.— С. 562.
  • Достоевская А. Г. Воспоминания, «Художественная литература»,— М., 1971.—С. 258—259.
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home