Официальная фаворитка

Официа́льная фавори́тка (фр. Maîtresse en titre) — статус, которым мог наделить король Франции одну из своих возлюбленных и которая отныне отличалась от всех остальных фавориток тем, что имела возможность влиять на ход политических событий, активно вмешиваться в жизнь королевского двора и даже во внутрисемейные взаимоотношения королевской фамилии.

Содержание

История появления термина

Фаворитизм существовал ещё задолго до короля Карла VII (14031461), но именно он провозгласил, что его возлюбленная, двадцатидвухлетняя Аньесс Сорель отныне имеет при дворе официальный статус — королевская фаворитка. Это выражалось, в частности, в том, что ей прислуживали, как принцессе и она носила самый длинный (после королевы) шлейф — длина шлейфа в Средние Века и в эпоху Ренессанса определялись статусом женщины.

Король подарил Сорель сеньорию Боте-сюр-Марн с правом ношения этого имени, потом и другие владения, в частности за́мок Иссуден в Берри и владение Вернон в Нормандии. Помимо всего прочего, Аньесс Сорель активно вмешивалась в политику (в том числе и во внешнюю) и, разумеется, окружила короля своими родственниками: они также получили титулы и подарки.

В должность официальной фаворитки посвящали в присутствиии всего королевского двора, ибо король давал понять, что это не «мимолётное увлечение», а акт высшего доверия к конкретной женщине.

По мнению французского исследователя Ги Шоссинан-Ногаре, культ фаворитки при французском дворе — выродившаяся рыцарская традиция поклонения Прекрасной Даме.

Знаменитые фаворитки Франциска I и Генриха II

При короле Франциске I (14941547) правление фаворитки превратилось в настоящий «государственный институт» — официальная фаворитка начала играть главенствующую женскую роль с стране, окончательно оттеснив фигуру королевы. Особую роль в политике того периода играла герцогиня Анна д’Этамп. Она не только руководила действиями короля, но и воспитывала его детей. Она добилась даже отставки самого видного политика эпохи Франциска I — коннетабля Монморанси.

При преемнике Франциска — Генрихе II (15191559) царила легендарная красавица Диана де Пуатье, которая сумела подчинить себе супруга одной из величайших женщин в истории — Екатерины Медичи. Диана была не только возлюбленной короля, не просто играла важную роль при дворе. Она была также для молодого монарха наставницей в науках и искусствах (король был моложе фаворитки почти на 20 лет) Кроме того, существует мнение, что именно она внушила королю ненависть к гугенотам.

Фаворитки Генриха IV

Женолюбие этого монарха вошло в легенды, песни и многочисленные романы. «Любить одну женщину — значит, ударяться в целомудрие», — говорил он.

До своего брака с Марией Медичи бездетный Генрих IV (15891610) письменно пообещал своей фаворитке Генриетте д`Антраг жениться на ней, но с оговоркой, что она непременно родит от него наследника престола. На тот момент ещё не был официально оформлен его развод со знаменитой королевой Марго.

Кстати до этого такое же обещание было дано другой даме — Габриэлле д`Эстре. Габриэлла родила Генриху несколько детей, которые были крещены с королевской пышностью и признаны «детьми Франции» (так именуют законных детей короля). Габриэлла д`Эстре подвигла короля и весь двор к веротерпимости, к примирению протестантов и католиков, что позволило Генриху IV ратифицировать знаменитый Нантский эдикт 1598 года. Уже в 1599 году король представил Габриэллу, как будущую королеву Франции, однако женщина скоропостижно скончалась.

Фаворитки Людовика XIV

Луиза де Лавальер

Эпоха правления Людовика XIV (16381715) —- это во многом эпоха галантных праздников, пышных балов и многочисленных любовных историй. В жизни этого Короля — Солнца было несколько женщин, которые повлияли не только на личность самого Людовика, но и на политику, моду, изобразительное искусство Франции.

Официальной фавориткой была признала Луиза де Лавальер. Первоначально она была фрейлиной принцессы Генриетты Орлеанской.

Наружность Луизы была, скорее, заурядной, нежели привлекательной, впрочем, оставляли желать лучшего и её скромные таланты. Однако это была добрая, совестливая женщина, рядом с которой король находил отдохновение. Своего высокого положения фаворитка стыдилась и старалась нечасто бывать на светских мероприятиях.

Благодаря Луизе (вернее — в честь их любви) король повелел отстроить роскошную резиденцию в Версале.

У Лавальер было от короля четверо детей, из которых осталось в живых двое: Мария-Анна Бурбон, мадемуазель де Блуа и граф Вермандуа. Оба ребёнка считались законными детьми короля — де Блуа впоследствии вышла замуж за принца де Конти, а Вермандуа стал адмиралом Франции.

Когда Людовик XIV приблизил к себе мадам де Монтеспан, Лавальер удалилась от двора и приняла постриг в монастыре кармелиток, в Париже.

Фильм «Человек в железной маске» рассказывает, в том числе, о любви Лавальер и Людовика.

Атенаис де Монтеспан

Однако скромную Лавальер вытеснила Атенаис де Рошешуар, маркиза де Монтеспан, женщина, которую с уверенностью можно называть «человеком эпохи барокко».

Монтеспан была полной противоположностью Лавальер. Это была статная, крупная, невероятно красивая и остроумная женщина. Её дорогие и вычурные наряды часто подвергались сатире: «Золотое золото на золотом».

Тщеславная, она полностью подчинила себе жизнь двора и даже занимала в Версале 20 комнат (королева — только 10). Позволяла она себе и другие отступления от этикета — носила самый длинный во Франции шлейф, принимала вместе с королём делегации дипломатов и, разумеется, раздавала придворные и государственные должности.

Несмотря на то, что вся Европа воспринимала Монтеспан, как «истинную королеву Франции», Людовик оставил её, увлекшись молодой и неумной красавицей — Анжеликой де Фонтанж. (Последняя вошла в историю лишь благодаря своему нечаянному изобретению — Фонтанж).

Монтеспан в своём желании вернуть себе былую власть дошла до того, что принялась посещать «чёрные мессы», что, впрочем, ей не помогло. (В последствии маркиза проходила по делу знаменитой ведьмы Монвуазен). После этого проступка, несовместимого с высоким званием официальной (хотя и отставной) фаворитки, Монтеспан была навсегда сослана в имение, где и скончалась в почтенном возрасте.

Монтеспан тоже родила королю несколько детей, и все они были официально признаны королём. Кстати воспитанием королевских детей занималась скромная вдова сатирика Скаррона — Франсуаза д`Обинье. Ей удалось сделать то, что не удалось даже Монтеспан — она вышла замуж за короля.

Франсуаза де Ментенон

Эту женщину Людовик заметил в доме Монтеспан — Франсуаза д`Обинье работала в качестве воспитательницы королевских детей. Став официальной фавориткой под именем мадам де Ментенон, Франсуаза принялась воспитывать и самого короля.

Эпоха балов и чувственных удовольствий при дворе закончилась: король постоянно постился, читал духовную литературу и проводил вечера в душеспасительных беседах. Разумеется, что Ментенон не ограничивалась двором — в Париже была создана так называемая «полиция нравов», штрафовавшая дам за глубокие декольте…

Ментенон фактически «занимала должность» доверенного лица короля. Она была в курсе многих дел и событий, смещала и назначала министров. В Версальском дворце она сидела в кресле в присутствии Людовика, его сына — наследника престола, его брата, английских коронованных особ. При этом она избегала дорогих нарядов, не носила драгоценностей, одевалась со вкусом, но скромно, не по возрасту. Попасть на прием к маркизе было не легче, пожалуй, чем к самому королю.

Борьба с «ересью» (одна из главных задач этой фаворитки) требовала воспитания дворянства в католическом духе. С этой целью Ментенон создала в 1686 году учебное заведение для девушек из небогатых дворянских семей. Находилось оно в Сен-Сире, неподалеку от Версальского дворца.

Король до такой степени доверял Франсуазе, что она стала его супругой. Они обвенчались с Людовиком XIV, но фаворитка так и не была официально признана королевой.

Правление «трёх юбок»

Эпоху Людовика XV и весь XVIII век часто называют «веком женщин» из-за сильного влияния представительниц прекрасного пола на политику, науку, искусство.

В отличие от своего великого прадеда — Людовика XIV, Людовик XV был весьма далёк от насущных проблем современности и к государственным делам относился с равнодушием.

Неудивительно, что прусский король Фридрих II Великий назвал царствование своего соседа «правлением трёх юбок». Шутливый «термин» стал расхожим определением целой эпохи.

Вопрос о том, кем же были эти «три юбки», не имеет однозначного ответа. Дело в том, что мнение авторов статей по этому поводу постоянно расходится: две «юбки» — это маркиза де Помпадур и её предшественница Мари-Анн де Шатору, а в качестве третьей называют то Луизу де Мальи, то её сестру — Полину-Фелицию (Полетт) де Вентимиль, то скандально известную графиню Дюбарри. Однако Дюбарри появилась у короля уже после того, как Фридрих отпустил свою остроту по этому поводу. Стало быть, под «первой юбкой» Фридрих подразумевал де Мальи или Вентимиль (сёстры до замужества носили фамилию де Нейль).

Известно, однако, что де Мальи не интересовалась политикой, тогда как маркиза Полина де Вентимиль умело подчиняла себе волю короля и активно вмешивалась в политику. Она не просто пыталась быть доверенным лицом Людовика, но и боролась с всесильным кардиналом Флёри — первым министром, другом и воспитателем короля. Однако завершить начатое ей помешала смерть от родильной горячки (есть предположение, что фаворитка была отравлена).

Маркиза де Помпадур

Вышедшая из буржуазной среды Жанна-Антуанетта Пуассон, д`Этиоль, маркиза де Помпадур (17211764) сумела стать символом целой эпохи — Помпадур добилась того, что не просто подчинила себе короля, но и заменила его.

Ленивый и апатичный, Людовик, охладев к своей фаворитке, не расстался с ней. Напротив, на долгие годы Помпадур стала его другом (по существу, единственным: после смерти кардинала Флёри Людовику было не на кого положиться).

Помпадур заменяла короля на заседаниях, приёмах и многочисленных совещаниях. Именно ей (а не Людовику) принадлежит идея сближения с Австрией накануне Семилетней войны. Даже письма австрийской императрицы обращены маркизе, а не Людовику.

Интересная деталь — Семилетнюю войну иногда называют «войной разгневанных женщин», имея в виду тот факт, что Фридрих II воевал против трёх «валькирий»Елизаветы Петровны, Марии-Терезии и маркизы де Помпадур.

В своей политике Помпадур опиралась на немногочисленных, но верных сторонников, в число которых входил виднейший французский политик — Шуазель. Как и все люди, опьянённые властью, Помпадур иной раз проявляла политическую близорукость. Например, стремясь поддержать своего сторонника де Субиза, Помпадур назначила его командовать французской армией. Де Субиз не только проиграл опытному стратегу Фридриху II, но и «растерял» в Германии свою армию.

Опасаясь, что какая-нибудь честолюбивая и умная красавица может заменить её, Помпадур решилась на беспрецедентное — она сама стала подбирать для Людовика безвольных и глупых любовниц. Так возник скандально известный Парк о`серф («Олений парк») — небольшой особняк, где король и принимал своих возлюбленных.

Скончалась маркиза от лёгочного заболевания в возрасте 43 лет, что даже по меркам XVIII столетия считалось ранней смертью.

Мадам Дюбарри

Мари Жанна Бекю — незаконная дочь сборщика податей Гомара де Вобернье до знакомства с королём Франции была модисткой, а затем и содержанткой графа Дюбарри. Людовик XV, приблизив Жанну к себе, устроил её брак с братом графа Дюбарри и в 1769 году представил ко двору.

Министр Шуазель тщетно старался её низвергнуть и вызвал этим только своё собственное падение. Хотя она мало вмешивалась в правительственные дела, но способствовала возвышению герцога д’Эгильона.

Её неряшливость и небрежность, хотя и смущали весь двор, но на некоторое время её «личный небрежный стиль» вошёл в большую моду. Возвышению Дюбарри противились также дочери Людовика XV и юная дофина — Мария-Антуанетта.

Примечателен тот факт, что чванливая Мария-Терезия (мать дофины) велела своей дочери изменить своё отношение «…к женщине, к которой склонен король». Это ещё раз доказывает ту политическую и социальную важность, которую имела официальная фаворитка во Франции.

После смерти Людовика XV Дюбарри была арестована и заключена в монастырь, но скоро возвратилась в свой замок Марли, где продолжала жить с подобающей пышностью.

Для графини Дюбарри ювелир Бёмер изготовил ценное ожерелье, после смерти Людовика XV доставшееся новой королеве Марии-Антуанетте и ставшее причиной скандального дела (так называемое Ожерелье королевы).

Дюбарри вызывала почти всеобщую народную ненависть и считалась одним из символов преступлений «старого режима», хотя в действительности, — как и большинство других людей, близких к королевскому дому и ставших жертвами революции — ни к каким одиозным политическим акциям причастна не была.

В период революции Дюбарри была предана суду и гильотинирована по обвинению в том, что якобы помогала эмигрантам и вступила в сношения с приверженцами Бриссо (жирондистами).

Образ Жанны Дюбарри нередко обыгрывался в кинематографе. Одним из шедевров является фильм Эрнста Любича «Мадам Дюбарри», где героиню сыграла кинозвезда немого кино — Пола Негри.

Литература

Ссылки

Материалы, посвящённые отдельным фавориткам:

Эта статья входит в число хороших статей русского раздела Википедии.
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home